1369217397
1369217397

Нравы киевской полиции 100 лет назад

Социальные недуги были точно такие же как и сейчас – низкие зарплаты и коррупция.

В Киеве идет формирование новой патрульной полицейской службы, которая возьмет на себя часть полномочий ГАИ. Претенденты сдают тесты и экзамены, а в МВД говорят, что это лишь начало масштабной реформы правоохранительной системы. Старая коррумпированная милиция уйдет в прошлое, а на смену ей придет незапятнанная честная полиция.

Это далеко не первая попытка властей навести порядок в рядах правоохранителей. Еще в ХІХ веке вопрос качества работы стражей порядка стоял необычайно остро. Не помогли даже системные реформы царя-освободителя Александра ІІ. На закате Российской империи киевская полиция славилась мздоимством и расхлябанностью. Но даже на этом темном фоне были светлые пятна. Честные полицейские, работающие на совесть, были во все времена.

Заветы Паниковского

- Поезжайте в Киев и спросите там, что делал Паниковский до революции. Обязательно спросите! - говорил Михаил Самуэлевич Паниковский своему коллеге Шуре Балаганову. И, вспоминая о своем былом образе великого слепого, ностальгически добавлял:

- Раньше я платил городовому на углу Крещатика и Прорезной пять рублей в месяц, и меня никто не трогал. Городовой следил даже, чтобы меня не обижали. Хороший был человек! Фамилия ему была Небаба, Семен Васильевич.

Так с легкой руки Ильфа и Петрова в массы пошел гулять образ киевского полицейского-мздоимца. В 60-70-х гг. ХІХ века император-реформатор Александр ІІ существенно изменил принципы отбора кадров для полиции, ее структуру и систему оплаты труда.

Если раньше полицейскими служили бывшие военные, не годные к строевой службе, то теперь местные полицейские управления получили возможность набирать на службу людей по своему усмотрению. Во главе полиции крупных городов (в том числе и Киева) стоял полицмейстер, который подчинялся непосредственно губернатору.

Средним звеном полицейской администрации в городе были полицейские участки во главе с приставами. В основе пирамиды находились, так называемые, околотки. За каждой такой территорией присматривал околоточный надзиратель. Непосредственно охраной внешнего порядка занимались городовые, входившие в состав околотка. Именно с таким полицейским чином дружил знаменитый Паниковский.

Общие функции полиции были на порядок шире, нежели сфера ответственности современных правоохранителей. Кроме охраны порядка, следствия и поимки преступников, они следили за паспортным режимом, вели учет населения, контролировали вопросы, связанные с жизнью еврейской общины, помогали пожарной службе, предпринимали карантинные меры в случае эпидемий, следили за чистотой в городе и порядком в питейных домах, трактирах и домах терпимости. А также взимали недоимки налогов и сборов, обслуживали судебные процессы, приводили в исполнение решения судов. И это далеко не полный перечень! Груз, который взвалили на хилые плечи полиции, оказался чересчур непосильным, учитывая нежелание государства адекватно оплачивать труд хранителей порядка.

Кадры решают все

Желающие работать в полиции подавали прошение губернатору либо полицмейстеру вместе с автобиографией, дипломом (при наличии) и метрической справкой о рождении. Если кандидат проходил предварительную проверку, его, в зависимости от результатов, могли сразу зачислить на службу, подвергнуть дополнительным экзаменам, либо же записать в резерв.

При подборе околоточных и городовых иногда требовали рекомендательное письмо из военной части, если претендент раньше проходил военную службу. Большое значение имели физические кондиции соискателя, ведь этим людям предстояло работать в напряженных, а порой и экстремальных условиях.

В то же время в полицию ни при каких обстоятельствах не брали:

- людей, против которых выдвигались обвинения следственными органами или судом;

- осужденных за преступления;

- военных штрафников;

- несостоятельных должников;

- граждан, которым была определена опека за расточительство;

- лиц еврейской национальности.

Также полицейским строжайше воспрещалось заниматься бизнесом, быть посредниками в торговых операциях. Круг занятий их жен и членов семьи тоже ограничили, исключив торговлю и  сферу услуг. И все же полицейские кадры Киева всегда оставляли желать лучшего. На нижнем уровне это часто были люди совершенно необразованные и малокультурные.

По штатному расписанию конца 70-х годов ХІХ века городу было положено иметь 300 городовых и 103 полицейских служащих. Местные власти, неоднократно жаловались, что этого совершенно недостаточно. В 1878 году силы полиции усилили сотней военнослужащих, которых содержало военное ведомство, появились в городе и, так называемые, конные стражники. Из-за постоянного расширения территории Киева множились полицейские участки в городе. Накануне революции их было уже девять. Но кадровый дефицит сохранялся во все времена. Из Подольской и Волынской губерний приходилось командировать приставов в помощь киевским коллегам.

Парадоксально, но долгое время в структуре городских полицейских управлений не было даже отдельных сыскных частей. Киев в этом плане оказался пионером. Такую часть там создали в 1873 году, но уже через год ликвидировали. Ее содержание (4,7 тыс. рублей ежегодно) легло тяжелым бременем на городской бюджет и киевская Дума урезала эту статью расходов.

Лишь спустя семь лет по инициативе киевского губернатора Васильчикова сыскную полицию в Киеве реанимировали. Ее главной задачей было предотвращение тяжких преступлений, сбор сведений о преступном мире, проверка доносов, поиск похищенного имущества, преступников и дезертиров. К тому времени подобная практика уголовного сыска существовала лишь в Санкт-Петербурге.

Но число уголовных преступлений увеличивалось, а штат сыскного отделения состоял лишь из заведующего, помощника, семи агентов при восьми прикомандированных от участков городовых. К 1917 году штатное расписание так и не удосужились пересмотреть. На каждого сыщика припадало по 108 преступников. Это порождало огромные перегрузки личного состава и текучку кадров. За три с половиной года из сыскного отделения уволилось больше 70 человек. Как правило, сыщиками работали бывшие работники внешней полиции.

Бедность и порок

Корень зла был в скромных зарплатах тогдашней киевской полиции, из-за чего не удавалось найти подходящих кандидатов. Так, в конце 70-х гг. ХІХ века городовой получал 15 рублей в месяц, что соответствовало уровню оплаты труда неквалифицированного рабочего. Со временем зарплата низовых чинов полиции несколько возросла (городового - до 20,5 рублей, околоточного – до 50 рублей), но оставался несопоставимым с соблазнами, которые возникали перед стражами порядка.

Высшее и среднее звено городской полиции в 1900 году имело следующий «голый» оклад:

Должность Оклад в месяц (по состоянию на 1900 год) Товарный эквивалент в ценах начала ХХ века
Полицмейстер 125 рублей 7 демисезонных пальто; 139 кг. осетрины; 430 фунтов говядины; 12 пар сапог.
Помощник полицмейстера 83 рубля 4 демисезонных пальто; 92 кг осетрины; 415 фунтов говядины; 8 пар сапог.
Пристав 50 рублей 2 демисезонных пальто; 55 кг осетрины; 250 фунтов говядины; 5 пар сапог.
Помощник пристава 33 рубля 1 демисезонное пальто, 36 кг осетрины; 165 фунтов говядины; 3 пары сапог.
Средний месячный зароботок населения по стране 16 рублей 18 кг осетрины; 80 фунтов говядины; 1 пара сапог.

Но низовая полиция оставалась очень уязвимой в материальном плане и была подвержена коррупционным рискам.

Вообще общая и сыскная полиция не только в Киеве, но и во многих городах Российской империи оставалась «в загоне». Львиную долю средств власть тратила на содержание корпуса жандармов и охранных отделений. Политический сыск считался приоритетом, тогда как остальные правоохранители финансировались по остаточному принципу. Например, в начале 80-х гг. финансирование киевской городской полиции сократили почти на 8%.

А с 1892 г. главный финансовый груз был возложен на города, которые теперь платили полицейским командам, обеспечивали их жильем, предоставляли медицинскую помощь, обустраивали рабочие помещения. Одновременно, некоторые суммы на нужды полиции отчисляло и казначейство.

Кривоохранительные органы

Скудное финансирование полиции непосредственно сказывалось на уровне преступности. В конце ХІХ века Киев захлестнула волна преступлений – 649 случаев на 100 тыс. жителей. Благодаря этому наша будущая столица держала почетную пальму первенства во всей империи (второе и третье место закрепилось за Ростовом-на-Дону и Ригой).

В лучшем случае около половины преступлений оставались не раскрытыми. В 1906 г. начальник сыскного отделения города отчитался, что из 2355 совершенных преступлений раскрыто лишь 793 (35%). Но даже такой показатель тогда считали за счастье. В стране еще бушевала революционная стихия и в других регионах империи ситуация была не лучше. В Москве, например, раскрываемость преступлений составляла всего 10%.

Кроме того, на рубеже ХІХ и ХХ веков коррупция среди чинов полиции расцвела пышным цветом. Это был целый букет незаконных и полузаконных деяний.

На первом месте стояли поборы с легального бизнеса: трактиров, ресторанов, торговых и питейных заведений, публичных домов, извозчиков. Сумы взяток колебались от 5-15 копеек с извозчика до сотен рублей с владельцев увеселительных заведений. Как и сегодня, век назад киевская полиция умела убедить предпринимателей в необходимости «дать на лапу». В противном случае постоянные придирки и проверки были им обеспечены.

Самые наглые блюстители порядка не гнушались «крышевать» скупщиков краденого, уголовников, дельцов черного рынка, содержателей тайных притонов и других темных личностей.

У сыскной полиции был свой удобный способ подзаработать денег на стороне. Ее сотрудники вполне легально получали от потерпевших наградные за раскрытые дела и возвращенное имущество. Это создавало почву для неприкрытого вымогательства.

Городовые тоже находили источники наполнения кармана. По праздникам они совершали обход небедных киевлян с поздравлениями и, стоя в передней, дожидались подношения.

Об уровне коррумпированности полисменов свидетельствует тот факт, что в 1906 г. из Киевского сыскного отделения за связь с преступным миром и другие нарушения были уволены 16 из 21 сотрудника.

Лики киевской полиции

Полицмейстер Борис Гюббенет (1866-1882 гг)

Гюббенет - типичный военный еще николаевской выучки, который прославился, прежде всего, грубостью, жестокостью и ограниченными умственными способностями.

Гюббенет враждовал с киевскими студентами и так допек последним, что они даже разместили в газете ложное сообщение о смерти главного полицейского чина города. Гюббенету пришлось давать опровержение.

Был он необычайно требовательным к своим подчиненным. Особенно строго следил за внешним видом приставов, околоточных и городовых. Площадная брань в его устах по адресу нерадивых полицейских была обыденным явлением.

 Но одновременно Гюббенет не был чужд своеобразных понятий о чести и порядочности. В 1882 г. он ушел в отставку из-за позорного, по его мнению, еврейского погрома,  который был вызван убийством императора Александра ІІ. Сославшись на больную ногу, сам полицмейстер в погроме не участвовал.

Полицмейстер Вячеслав Цихоцкий (1898-1907 гг)

Кадровый военный, участник русско-турецкой войны, Цихоцкий оставил по себе в Киеве недобрую память. Он сделал блестящую карьеру, выслужившись из участкового пристава в Петербурге до полицмейстера Киева.

Ему выпала судьба поддерживать порядок в городе в самое неспокойное время – в период расцвета терроризма и революции. Но горожанам он запомнился благодаря нескольким эпизодам:

- инициативой выселить киевских проституток в отдельные районы, где они бы не попадались на глаза властьимущим. В каждом полицейском участке для них выкроили специальную территорию. Но, несмотря на многочисленные усилия стражей порядка, ночные бабочки окончательно так и не покинули злачные места на самых доходных улицах.

- внедрением режима повышенной готовности всех полицейских чинов в преддверии новогодних праздников. Надлежало не только блюсти порядок, но и убирать мусор, изгонять нищих из центра города, пресекать несанкционированную торговлю и следить за тем, чтобы питейные заведения вовремя закрывались.

- грандиозным коррупционным скандалом, когда после губернаторской проверки оказалось, что полицмейстер щедро использовал казенные средства в личных целях. Также он не стеснялся снимать мзду с евреев за выдачу разрешений на проживание в Киеве. Был замечен и в необоснованно дорогих покупках.

- в 1905 году вместе с некоторыми подчиненными принимал участие в еврейских погромах и расхищении имущества киевских евреев.

Несмотря на все эти «художества», Цихоцкий и далее успешно продвигался по службе. В 1907-м году ему присвоили звание генерал-майора и перевели на службу в Тифлис.

Начальник киевской сыскной части Георгий Рудый (1901-1907 гг)

Этот талантливый сыщик возглавлял киевское сыскное отделение во времена разгула преступности. В отличии от многих полицейских чинов, он не был кадровым военным. А благодаря таланту и способностям «вырос» из должности мелкого деловода до престижного назначения начальником сыскной полиции Киева. Рудый прошел все низовые ступени полицейской службы и знал ее преимущества и недостатки. Поэтому в качестве главного киевского сыщика зарекомендовал себя как неутомимый рационализатор и реформатор.

В Лондоне, Париже, Дрездене и Вене он изучил опыт иностранных коллег и внедрил в киевском сыске ряд полезных новаций. Учредил антропометрический, фотографический и справочный отделы, наладил работу карточной системы наблюдения за преступниками, первым в Российской империи взял на вооружение практику поиска криминальных элементов по отпечаткам пальцев (дактилоскопия). Преодолевая отсталость и закостенелость киевских коллег, Рудый на собственные средства создал дактилоскопическое бюро. Уже в первый год его работы свои «пальчики» в базе данных полиции оставили почти 2 тысячи граждан.

Позаимствовал он у Запада и, так называемый, «полицейский чемоданчик», где находились все необходимые для сыска приборы. Приказал закупить в Германии специальных полицейских собак, которые потом себя успешно проявили во время работы киевского сыскного отделения.

Георгий Рудый был силен как в теории, так и в практике. Он собственноручно написал «Инструкцию чинам Киевской сыскной полиции» - первый в империи универсальный практический справочник криминалиста.