___
___

Рыночные отношения

Торговля в старом Киеве зиждилась на девяти базарных китах

Купля-продажа, общение, криминал – все это бурлящий киевский базар сто лет назад. Девять торговых площадок в разных концах города обеспечивали представителей всех слоев населения свежими продуктами и давали возможность заработать сотням торговцев и десяткам перекупщиков. А еще базары были вечной головной болью городской власти, которая пыталась побороть дороговизну и антисанитарию.


На киевском базаре

Базарная топография

На рубеже ХIХ-ХХ веков в Киеве торговали на девяти базарах. В тройку самых авторитетных входили Бессарабский, Галицкий или Еврейский (современная площадь Победы) и Житний. Менее значительные выдвигались ближе к окраинам: Троицкий – на месте площади перед НСК «Олимпийский», Владимирский – там, где сейчас стоит Дворец Украина, Львовский или Сенной и Лукьяновский. В сердце киевского Подола на Александровской площади возле Гостиного двора функционировала толкучка, где продавали недорогие подержанные вещи. На Печерске, в черте крепостных земель, также был свой базар (сегодня – это Печерская площадь). Отдельно имелись торговые площадки у таких окраин как Демеевка и Соломенка, но там отоваривались преимущественно жители этих районов.

Площадь Галицкого базара

До 1912 г. в городе не существовало крытых рынков, поэтому товары размещали в деревянных, реже в каменных лавках, а также в рундуках, ларях или на столах. За все это городская управа брала деньги с торговцев, причем немаленькие. Средняя годовая плата за стол колебалась от 7 до 37 рублей, за ларь от 50 до 188 рублей, за право торговать с корзин – 15 рублей. Аренда лавки стоила гораздо дороже – 500-800 рублей, а в некоторые годы цена переваливала за несколько тысяч. В целом, базары год от года все больше обогащали киевскую казну: в 1897 г. сборы составили почти 267 тыс. рублей, а в 1903 г. уже 316 тыс.

Привозная торговля – вторая важная составляющая базарной жизни. Жители окрестных сел или киевские огородники на возах привозили свои товары, отпуская их по сравнительно низкой цене, и этим привлекали к себе множество покупателей. По пятницам и воскресеньям привозная торговля велась бесплатно, в остальные дни собственники возов оплачивали торговое место. Естественно, другим арендаторам это не нравилось, и отношения между постоянными и приезжими торговцами всегда оставались натянутыми. Тем более что привозом часто успешно пользовались перекупщики. Им запрещалось приобретать привозные продукты до 10-12 часов утра, но правило это почти не исполнялось. Еще на въезде в город перекупщики встречали крестьянские возы, правдами и неправдами уговаривали крестьян сбыть оптом весь товар по бросовой цене, а потом с успехом перепродавали его на рынке.

Торговки Сенного базара

Именно мелкие торговцы оказались самыми бесправными и гонимыми. В августе 1908 г. огородники Куреневки и Приорки жаловались, что стражи порядка конфисковали у них несколько подвод с Житнего рынка.

«Забирали с подводами женщин, которые оставили дома грудных младенцев, раскидывали товары из корзин, принесенных верст за 6-8 на плечах несчастной женщины, кормилицы 4-5 душ, разбивалась посуда с молочными продуктами и т.д. В участках продерживали по 12 часов подводы и людей. Товар, теряя свежесть, подвергался порче, оставался непроданным, ложился бременем на благосостояние производителей», – рассказывали пострадавшие.

Как нам благоустроить базар

Засилье деревянных лавок, ларей и рундуков создавало двойную опасность: пожарные риски и тотальную антисанитарию. В городской управе и Думе годами шли разговоры о том, что пора снести всю эту рухлядь и заменить ее современными каменными лавками. С этой целью даже создали специальную комиссию, которая решила постепенно обновлять Александровский, Галицкий и Житний базары. Но модернизация шла черепашьим шагом, так и не завершившись к 1917 году.

Санитарное состояние киевских базаров местная пресса описывала так: «Базары Бессарабский, Троицкий, Житний и Еврейский, расположенные в центральных частях города, являются невероятно зловонными клоаками. В течение зимы здесь скопилось невероятное количество разных отбросов и навоза. Теперь, когда снег и лед стаял, все это вскрылось и подверглось разложению. Несмотря на это, городское управление совершенно прекратило уборку площадей от нечистот. Замечательно, что все базарные торговцы и торговки обложены специальным сбором на очистку базарных площадей».

Житний базар

Уборка базарной территории – прямая обязанность города, которую власть возлагала на плечи подрядчиков. Последние, пытаясь сэкономить, делали работу на скорую руку и небрежно. Особенно нерадением отличались киевские арестанты, которые одно время убирали почти все городские базары.

В связи с этим возникла идея создать отдельный городской санитарный обоз, который бы делал уборку на совесть. Проект частично реализовали лишь в 1908 г. Глава Санитарной комиссии городской Думы Федор Бурчак лично взял дело под свой контроль, объезжал рынки и следил, чтобы городская артель и обоз убирали качественно. Правда, их деятельность охватывала лишь часть рынков, остальные по-прежнему убирали подрядчики.

Два года спустя санитарное состояние базаров вновь пришло в упадок и рассерженный и.о. губернатора выставил городу ультиматум: либо до 25 февраля базары приведут в порядок, либо их вовсе закроют для торговли. Городская власть не на шутку испугалась – реализация угрозы провоцировала продовольственный коллапс в городе. Поэтому к указанному сроку специальная комиссия, исколесив все рынки, нашла их в удовлетворительном состоянии.

Санстанция, санстанция!

Санитарные врачи Киева регулярно проводили рейды по базарным территориям в поисках некачественных товаров. Улов их, к сожалению, часто был значителен. В 1898 г. на Александровском толкучем и Житнем рынках санврач изъял 60 пудов хлеба, выпеченного в формах неустановленной высоты и с превышением нормы содержания воды. Все это добро пошло на изготовление кваса в исправительные арестантские роты, а пекарям мировой судья выписал штрафы на несколько десятков рублей. Не все в порядке оказалось и с молоком: из 100 проб на разных базарах 32 были так или иначе фальсифицированы, например, разбавлены содой.

Торговки молоком

14 лет спустя на Житнем рынке саннадзор уничтожил 100 коробок порченных килек, 15 фунтов рыбы, 30 пудов гнилого чернослива, 10 коробок рыбных консервов. 

Грехи торговцев этим не ограничивались. Манипуляции с весами стали привычной нормой мясного торга. В апреле 1910 г. полиция вскрыла системный недовес на Сенном рынке. Стражи порядка заставили покупателей перевесить свой товар на полицейских весах и выяснилось, что им недовесили от ¼ до ½ фунта мяса. На всех нарушителей составили протоколы.  Это чудотворным образом подействовало на торговцев мясом – они начали отпускать товар даже с излишним весом.

Для полицейских базары служили местом постоянного бдения, ведь туда стекался криминалитет, начиная с карманников и заканчивая убийцами. Особенно активно промышляли всякого пошиба аферисты. Устраивали карточные игры, во время которых обирали доверчивых приезжих крестьян.  Аналогично работали разнообразные лжелотереи, где люди оставляли свои кровные, а взамен иногда получали ничего не стоящие безделушки. Мошенническая мафия полицию совершенно не боялась.  У преступников был свой язык сигналов опасности, и они заблаговременно ретировались перед приходом правоохранителей.

Вид на Галицкий (Еврейский) базар

Разрешите торговать

Городская власть не только контролировала качество товаров, но и определяла временной распорядок торговли. На этой почве конфликт между городом и базарными торговцами был неизбежен.

В январе 1902 г. губернатор утвердил постановление Думы о праздничной торговле, которое вызвало целую бурю возмущения в торговой среде. По новым правилам в воскресенье и праздничные дни разрешалось торговать всего лишь два часа, что было равносильно полному запрету.

Спустя пять лет реформировали порядок торговли и в будние дни. Комиссия под председательством гласного Антона Ржепецкого предложила установить лимит торгового времени: для лавок продуктов питания – 11 часов, для других видов торговли – 10 часов в сутки. Дума утвердила проект, хотя некоторые гласные утверждали, что это повлечет за собой упадок базарной активности.

Их прогноз сбылся лишь частично: власть и торговое лобби достигли компромисса. В Киеве внедрили сезонный график торговли. С марта по октябрь продовольствием разрешили торговать с 5 утра до 17:00. В октябре-феврале часы торговли смещались с 7 утра до 19:00. Отдельно регулировался торг мясом, который начинался в 5 утра, но должен был завершиться к часу дня.

В конце концов, отменили и драконовские меры относительно праздничной торговли: с 12.00 до 16:00 базары работали беспрепятственно.

Торговля на Александровской площади

Первый крытый

«Наши базары плохи. Рано или поздно их придется преобразовать в крытые рынки, если не через 10, то через 20 лет», – так говорил в 1898 г. гласный киевской Думы Дытынковский. Его прогноз не сбылся – до революции город обзавелся лишь одним крытым рынком и то благодаря щедрости миллионера Лазаря Бродского, который завещал на эти цели 500 тыс. рублей.

В разные годы первый крытый рынок хотели соорудить на Житнем, Галицком базарах, Думской площади и даже планировали переделать под него Гостиный двор на Подоле. В результате остановились на Бессарабке – торговой площадке в центре города, неблагоустроенность которой достигла вопиющих масштабов.

С развитием города Бессарабскую площадь по периметру застроили новыми современными зданиями, но сам базар выглядел непривлекательно. Ветхие деревянные лавки с проваленными крышами, грязные рундуки, под которыми скапливалась масса мусора, стаи крыс под столами для продажи продуктов, мерзкий запах и толпы босяков отпугивали потенциальных арендаторов жилья и снижали цену близлежащей недвижимости.

Бессарабский базар

Окрестные домовладельцы неоднократно предлагали городу за свой счет перенести Бессарабский рынок в другое место. Однако киевская управа не рискнула зарезать курицу, несущую золотые яйца: в год от Бессарабки она получала 55 тыс. рублей. 

В октябре 1907 г. городской голова Ипполит Дьяков лично осмотрел базар и пришел к выводу, что ситуация неутешительна. Альтернативы строительству крытого рынка уже не было. Некоторое время всерьез обсуждались проекты о спаренном здании. Артист Павел Скуратов предложил соединить на Бессарабке театр и крытый рынок. Потом возникла идея построить здесь публичную библиотеку, которая бы со стороны Крещатика заслоняла от прохожих здание рынка.

В начале 1908 г. городская управа разослала лучшим архитекторам предложение разработать проект торгового здания, пообещав победителю тысячную премию. Ее получил варшавский зодчий Генрик Гай, предоставивший детальную проработку проекта. Подрядчиком избрали фирму «Гугель, Кальманович и Сумской завод», а непосредственно работами руководил инженер Михаил Бобрусов.

3 июля 1912 г. настал долгожданный день открытия Бессарабского крытого рынка, который вмещал в себе 31 магазин и 165 торговых мест на площади (все это в краткие сроки город сдал в аренду). Огромным плюсом рынка стало устройство холодильников, которые позволяли сохранять продукты свежими.

Бессарабский крытый рынок

«Здание крытого рынка производит весьма благоприятное впечатление. В нем прежде всего масса воздуха и света. Размещены места для торговли весьма целесообразно, проходы между местами широки и удобны», – позитивно оценили новое строение киевские журналисты.

Впрочем, от новых рыночных отношений на Бессарабке пострадали мелкие привозные торговцы, которых теперь регулярно гоняла полиция.

«Не раз приходилось мне наблюдать на Бессарабском базаре следующую картину. Приехавшие утром на базар поселяне в числе трех-четырех повозок, торгуют чинно безмятежно говядиной, свининой, салом, их буквально осаждают покупатели потому, что они продают дешевле крытого рынка и вдруг точно бомба разорвалась между ними. Моментально повозки снимаются с места и вовсю прыть скачут, уходя с базара кто куда попало, покупатели частью пялятся на месте, а остальные убегают. Что же случилось? Это показался невдалеке базарный староста, который может и мясо конфисковать и суду торговца предать. За что? Бог весть. Продаваемое мясо имеет санитарный разрешительный штемпель и продает его поселянин земледелец от своих трудов. Бродский подарил городу для устройства крытого рынка 500 тысяч, он хотел сделать доброе дело, а вышло наоборот; он лишил малоимущих возможности употреблять в пищу мясо», – с горечью писал в газете «Киевлянин» радетель интересов мелкой торговли.

Внутри Бессарабского крытого рынка

Грош цена в базарный день

Цены на киевских базарах зависели от сезона, близости больших праздников и от погодных условий. Огромное значение имел привоз, отсутствие которого мгновенно взвинчивало цены. Случалось это во время распутицы или огромных снежных заносов, когда крестьяне не могли добраться в Киев.

Базарные цены на фрукты и ягоды в июле 1908 г.

Фунт привозных вишен - 3-4 коп.

Сотня персиков - 2,5-3 рубля

Сотня абрикос - 40-50 коп.

Фунт клубники - 20-25 коп.

Фунт крыжовника - 20-25 коп.

Фунт малины - 15-20 коп.

1 фунт = 0,4 кг. 

Городская власть пыталась регулировать цены на некоторые товары повседневного спроса. Для этого устанавливали таксу – их предельную стоимость. В 1898 г. по таксе полусдобная булка, например, стоила  4 коп., булка 3-го сорта – 3 коп., а печеный в форме хлеб – 2 коп.

Торговцы были не в восторге от такого вмешательства. «Многим из нас грозит банкротство, если Дума непременно заставит продавать по таксе. Лучше всего таксу вовсе упразднить, ибо мы не знаем, что будет завтра стоить мука»,  – умоляли пекари городскую власть, а сами исподтишка нарушали ценовые лимиты, пользуясь тем, что полиция смотрела на это дело сквозь пальцы.

Отцов города также тревожило подорожание мяса; в 1907 г. цена на него поднялась до небывалых высот – 17 коп. за фунт. Молва обвиняла в этом перекупщиков, которые скупили весь пригоняемый в Киев гуртовой скот и стали диктовать ценовую политику. Ушлые торговцы мясом на каждой туше крупного рогатого скота зарабатывали до 24 рублей.

Бессарабский базар

«Неслыханное повышение цен на мясо является настоящим бедствием для городского населения, так как мясо – предмет первой необходимости, одинаково необходимый как богатым, так и беднякам», – сокрушались газетчики.

Цены киевских базаров в предпраздничные дни декабря 1908 г.

Десяток яиц - 42-45 коп.

Фунт свежего масла - 40 коп.

Курица - 75-80 коп.

Пара уток - 1,8-2 рубля

Индейка - 3 рубля

Фунт свинины - 14-18 коп.

Фунт коропа - 12-14 коп.

1 фунт = 0,4 кг.

И все же у киевлян был выбор. Если их не устраивали цены на городских базарах, они могли выбраться на Соломенку или Демеевку, где все продавали существенно дешевле. Если фунт мяса в городе стоил 15 коп., то на окраинах уже 11, сало за чертой города также можно было приобрести на 8-10 коп. дешевле.

Городская власть боролась с дороговизной мяса по-своему. На Бессарабском и Житнем базарах в виде опыта устроили муниципальные лавки, которые отпускали товар на 2-3 копейки дешевле, нежели в остальных торговых точках. За три месяца такой торговли город понес 2,5 тыс. рублей убытков, но так и не достиг ощутимых позитивных результатов.