1
1

Сергей Симонов: При Януковиче я был директором госпредприятия, и теперь не попадаю под люстрацию

Генеральный директор Киевзеленстроя Сергей Симонов рассказал о том, почему его называли менеджером лесника Януковича, как киоски "Киевхлеба" портят газоны и каким образом он собирается избавляться от "совдеповских" принципов на своем предприятии.

Cколько вы эту занимаете должность?

Я был назначен 12 февраля, получается 2 месяца. Честно - сложно, но интересно. Достаточно «совдеповская» структура, которая настроена на админресурс и на финансирование из бюджета. То есть, она не предполагает какую-то самоокупаемость. Она настроена так, что если финансируется из бюджета – все делается, не финансируется – альтернативы нет. Мы должны потихоньку отходить от «совдеповских» моделей и занимать те коммерческие ниши, которые сейчас не заняты. Это касается и озеленения, и использование дизайнерских решений в оформлении ландшафта. Мы должны за счет большого объема, за счет оборота, за счет собственных рассадников сформировать самые минимальные цены на рынке и занять эту коммерческую нишу. Потому что в принципе, я думаю, что год-два и никто не будет финансировать создание парков, скверов, тем более в текущей ситуации, которая у нас сейчас есть.

Если создавать бизнесовую структуру, то процентов 90 специалистов придется менять.

На самом деле, людей нужно учить. Поэтому специалисты будут овладевать новыми методами, проходить мастер-классы, курсы повышения квалификации и т.д. У нас проблема в том, что как сажали 200 лет назад, так и сажают. Нужен дизайнерский подход. У нас ведь заезжаешь в любой парк или сквер в любом районе города – ты не определишь в каком районе ты находишься, они все практически одинаковые. Почему? Потому что даже когда у нас проводится ремонт или реконструкция, одно и то же как привыкли делать, так и делают. Интересные элементы благоустройства сделаны на Пейзажной аллее, у нее есть свой колорит. Красивый парк, если брать не по элементам благоустройства, а именно как парк – это Парк Славы. Там неплохое планировочное решение и дизайнерская задумка. И нужно стремиться к тому, чтобы у это было в каждом парке.

Тогда без каких-то жестких штрафных санкций за нанесение вреда в парках и скверах просто не выживете.

Да, я с вами согласен. «Киевзеленстроем» был разработан проект решения «Про внесення змін до порядку видалення зелених насаджень». Я хочу здесь предусмотреть, что восстановительная стоимость зеленых насаждений увеличивается в 4 раза. Если раньше за дерево нужно было заплатить около 1000 грн., то сейчас это будет 4000 грн. Ну, может быть, не 1000 грн. Там все зависит от породного состава дерева, от толщины, самосев-не самосев. Но важно то, что стоимость повышается в 4 раза. И у нас был механизм ухода от уплаты восстановительной стоимости: если ты обратился в город, делаешь акт по закону и тебе считают стоимость зеленых насаждений, то сейчас это обойдется в 3-4 раза дороже, чем если ты их снесешь и заплатишь штраф.

А вообще есть статистика, скольких поймали? Сколько заплатили за деревья?

К сожалению, статистики нет и быть не может, потому что у нас за контроль над сносом зеленых насаждений отвечает экологическая инспекция, которая не подчиняется городу. Она подчиняется только министерству. У нас произошла админреформа, но произошла лишь частично – функции по экологии отошли от министерства городу, а функции инспекции городу не отошли. Городская власть не имеет права дать полномочия инспекции выехать на объект, где сносятся зеленые насаждения, и остановить это.

Как же быть?

Это пытаются сейчас подвязать под другие полномочия. Сейчас пытаются создать муниципальную милицию, в составе которой будет либо экологическая милиция, либо экологический контроль. И в принципе для нас это интереснее, потому что это будет подчиненная нам структура, которая сможет не только снос зеленых насаждений контролировать, но и парковку на земле, заезды на зеленую зону, опять же жвачки, мусор, которые выбрасываются в парках. И за это можно будет жестко штрафовать. И когда мы эту систему штрафов заберем на город, тогда мы на заседании Киевсовета сможем принять и поднять. Сейчас можно поднимать штрафы во сколько угодно раз, но если ты не имеешь контроля, то ты просто переведешь людей на наличный расчет. То есть будут люди просто ходить собирать, и в казну не будет ничего доходить.

Муниципальная милиция формируется на добровольных началах, будет финансироваться непонятно откуда, их будет 3 человека на город, я так понимаю. И это очень далекая перспектива.

Да, и это проблема. Дело в том, что если где-то сносится зеленое насаждение, то нет толку, что я пишу на экоинспекцию. Экоинспекция пишет нам запрет на проверку – и на проверку мы не выезжаем. Только через решение Кабмина. Я пишу на прокуратуру, прокуратура передает на Киевсовет, Киевсовет возвращает на меня, чтобы я отчитался, что там сделано. То есть получается замкнутый круг. Ведь я же не могу вывести своих озеленителей с граблями, которые станут на защиту. Кто может меня спасти – так это милиция, потому что милиция – это единственный орган дознания, который в какой-то момент может оперативно включаться. Где-то там есть заинтересованность района, где-то еще чья-то «крыша». Чтобы всего этого не было, мне нужно, чтобы каждый мой директор УЗН в районе имел своего курирующего зама милиции в городе, и чтобы через 5 минут после нашего звонка на место выезжала следственная группа и останавливала. А если сразу этого не остановили, то что потом? Штрафы, доказывать через суд, это длинный процесс, переходящий в «решалово». И если мы действительно хотим сохранить зеленые насаждения, а не просто кого-то «обилетить» за что-то, то только такой механизм может сейчас срабатывать.

Сквер на Ленинградской площади высаживали в костюмах и галстуках

Недавно Киевсовет выделили 8,8 млн грн. на реконструкцию скверов и парков. Какие конкретно парки будут отремонтированы, и что именно в них будет сделано?

У нас в программе социально-экономического развития 40 скверов и 3 парка. Это парк «Киото», парк «Юность», парковая зона возле озера Тельбин. В прошлом году там делалась первая очередь, «Плесо» нам делало расчистку озера Тельбин. В этом году там планируется сделать дорожки из ФЭМов (фигурные элементы мощения, тротуарная плитка – ред.), поставить лавочки, урны, сделать пандусы и съезд к воде. По парку «Киото» - там тоже вторая очередь. Будет парк камней, освещение возле детских площадок. Много внимания уделяется освещению, потому что это европейская мировая практика: чем дольше световой день в парке, тем дольше люди могут им пользоваться и находиться там, тем там безопаснее. Плюс минимальная возможность вандализма - когда темно, там могут лавочки ломать, разбрасывать мусор. Потом у нас есть парк «Юность» в Соломенском районе, находится возле улицы Уманской. Его сейчас более-менее убрали, там есть хорошая площадка. Но там проблема с дорожками из-за корней, которые повылезали, в асфальте образовались большие ямы. Поэтому там тоже будут сделаны нормальные дорожки, будут сделаны заграждения. Заграждения на самом деле – это проблема всех парков и скверов. Где-то мы будем ставить просто железные заграждения, которые будут запрещать въезд. Где-то это будет декоративное ограждение, к примеру, мобильные клумбы или живую изгородь.

Потом очень важная тема, которая будет в этом году тоже частично профинансирована, это создание систем полива в парках. Мое мнение – это каменный век, когда мы ездим машинами и поливаем зеленые насаждения. Поэтому если там будет стоять система полива, которая будет автоматически в определенное время производить полив и ирригацию, то это сохранит нам достаточно много бюджетных средств: экономия на топливе, рациональном использовании времени водителя и т.д.

По скверам. Тут 40 скверов, ко Дню Киева мы планируем отремонтировать 17. Один сквер мы уже ввели в эксплуатацию, он находится на Ленинградской площади, где была незаконная застройка. Это был наш первый пилотный сквер, который мы сделали. Причем, подчёркиваю, мы потратились только на зеленые насаждения. Все остальное – и дорожки, и асфальтирование, и забор, который мы поставили, - это все за счет бизнеса и предпринимателей, которые находятся рядом. Они рассматривают это как капитализацию собственного бизнеса. Если у тебя там чисто, есть скверик, люди там гуляют, есть возможность на лавочках посидеть, то у тебя будут что-то покупать. А если там будет «шанхай», то люди будут просто стараться обходить это место стороной.

Липовые каштаны. Какая с ними ситуация? Наказали ли кого-то? Чем закончилось следствие? И что будет дальше с идеей высадки на Крещатике каких-то новых деревьев?

 Если честно, я эту историю не отслеживал. Насколько я знаю, там были вопросы не к зеленбуду, а к подрядчику. У подрядчика были вопросы к итальянским поставщикам. Поэтому, когда я пришел, эта тема уже даже в прессе не муссировалась. Я ничего нового просто не скажу.

А по поводу высадки каштанов, то каштан всегда был символом Киева. И хотим мы или нет, но высаживать их будем. Хотя с моей точки зрения, каштан – дерево не достаточно адаптировано к современным городским условиям. Я бы высаживал, например, платаны. Они растут немного медленнее, чем тополя, но в принципе растут очень быстро. Поэтому очень быстро могут формировать внешний вид той или иной улицы, аллеи. Потом – магнолии, он достаточно неплохо приживаются в нашем климате, но проблема в том, что у нас их очень много «забирают людей для своих целей». Мы их высаживаем, они дорогие, и их просто «кто-то забирает». Это грустно. И если бы магнолиям давали возможность дорастать, развиваться, то внешний вид был бы просто шикарный.

Что это за история, когда вас называли менеджером лесника Януковича. Почему так произошло?

Я могу для начала несколько слов рассказать о своей профессиональной биографии. Я пришел в Киевскую городскую администрацию в 2008 году. Был просто конкурс, в котором я поучаствовал. До того я работал юристом в частных структурах. Я проработал год главным специалистом, после чего меня назначили начальником отдела. Потом проработал еще около года и был назначен начальником управления. У меня пошел определенный карьерный рост. Потом, когда Попова назначили в администрацию, я не могу сказать, что у нас сложились какие-то неприязненные отношения, но пошла какая-то тенденция к централизации власти, которая заключалась в передаче полномочий городских администраций, в частности, управления экологии – они передавались на уровень министерства. У меня как раз по этому поводу был административный суд, я отстаивал позицию Администрации. Команда была от Попова, что мы должны передать. Я был категорически с этим не согласен, поэтому меня начали потихонечку «провожать». Из администрации с должности начальника управления экологии я пошел работать в министерство.

Проработал там всего 4 месяца, после чего мне предложили стать директором государственного предприятия «Укрлесконсалтинг». Задачей этого предприятия было ведение электронного учета древесины на всей территории Украины. В принципе, лес – это единственный ресурс, который еще остался в государственной собственности. Земля и имущество уже давно распределены, хотя и рассказывают про паи, которые за кем-то закреплены. За всеми паями уже кто-то стоит. Лес – это действительно единственное богатство, которое у нас есть. Была позиция взять под контроль со стороны государства все лесные ресурсы – сколько вырубается, сколько реализуется. И в принципе за 3 года моей работы, я считаю, что мы отладили очень хорошую систему мониторинга вместе с австрийскими компаниями, потому что в Европе и Америке уже давно существует электронный учет древесины. Когда рубится дерево, сразу же в него вбивается чип, сканируется на карманный КПК, идет информация, что здесь заготовлен дуб, например, такого-то сорта, такой-то породы, в таком-то объеме. Во-первых, это позволяет оптимизировать структуру подъезда клиентов, если есть, во-вторых, это берет под контроль ресурс. Потому что когда лесник просто там заготовил и на бумажечке себе написал, то сегодня это первый сорт, завтра это третий сорт, послезавтра это вообще дрова, а фактически расчет наличными. И для того чтобы все эти манипуляции убрать, мы внедрили систему электронного учета, которая кстати до сих пор работает, и она позволила собрать с реализации древесины одного и того же объема цену большую на 60%.

То, что говорят об участии в какой-то контрабанде леса – его быть не могло, потому что это предприятие находилось в Киеве, было зарегистрировано в Подольском районе, и с момента моего назначения директором оно стало самым прибыльным предприятием Подольского района. До этого оно было убыточным. То есть, я находился не на западной Украине, не имел доступа ни к какому лесу. Единственное, чем я занимался, это был электронный учет древесины. У меня стоял сервер. Мы контролировали все заготовки, перемещения, продажу и все остальное. Продажа у нас проходила на аукционах. Мы пытались сделать прозрачный механизм реализации сырья. Еще чем занималось это предприятие – это была продажа лесной техники. Мы сами производили культиваторы, распушители и все остальное для наших хозяйств и продавали для них. Вот это в принципе все статьи дохода этого предприятия, и оно было прибыльное.

Почему же лесник Януковича?

Моя точка зрения – чем больше ты хочешь человека обидеть, связать его с прошлым режимом, то чем ближе ты назовешь его к первому лицу, тем, наверное, будет лучше. Самое обидное, что как раз когда Янукович стал президентом, меня сбили с той государственной должности, которую я занимал. У меня был отличный рост в городской администрации, я бы никуда не уходил. Зато теперь я не попадаю под закон о люстрации, потому что я был директором государственного предприятия. А директора ни государственных, ни коммунальных предприятий не подпадают под его действие.

Почему Кличко назначил вас?

У нас получилось, что лесное хозяйство после революции заняла фракция «Свободы» и начала расставлять своих людей. Я без войны, без ничего сразу подписал заявление и ушел с должности. Они туда поставили своего человека, продолжают работать, продолжают использовать наработанный опыт. Первое мое желание было вернуться в экологию, потому что экология мне близка, я был начальником главного управления экологии, знаю проблемы города. Все мои сотрудники, которые работали со мной остались на местах, и мне предложили, поскольку начальник уже был назначен, должность зама – заместителя по вопросам экологии. Я с октября по февраль работал заместителем начальника управления экологии и курировал как раз «Киевзеленбуд». И поскольку предыдущий директор был уволен, с августа прошлого года и до февраля никто не был назначен, то предложили назначить меня, поскольку я курировал и неплохо разбираюсь в этой теме.

Что вы думаете по поводу МАФов на зеленых зонах?

Категорически против. МАФы даже не на зеленой зоне, а вообще засилье МАФов – это наша проблема. У «Благоустроя» есть один кран, как они мне говорят, 1-2 платформы, и они физически не успевают демонтировать абсолютно все. О самых кричащих случаях, когда киоск ставится на газон, я пытаюсь оперативно давать им информацию, и они подключаются. Последний случай, например, был по «Киевхлебу». Я понимаю, что идет подорожание хлеба, но для киевлян пообещали держать какой-то уровень. Но они во многих местах становятся просто на газоны и уничтожают плодоносный слой почвы, который уже не восстановится.

А вы встречались с руководством «Киевхлеба»?

Да, и с ними договаривались. Они пошли нам навстречу и сказали, что если им район предоставит другое место, то они, конечно, уйдут с зеленой зоны. Но у районов все места заняты давно, а комплексная схема еще не принята. И на самом деле это проблема. Мы их просим там, где они стали на газон, сдвинуться хотя бы на дорожку. Хотя и это тоже будет проблемой, так как уменьшит людям место для прогулок. Поэтому я считаю, что у нас в зеленых зонах может размещаться какая-то зеленая торговля, но эта зеленая торговля должна быть согласована нашим районным УЗНом и местной громадой. То есть если они привыкли, что на этом месте в какой-то месяц привозят бахчу или сливы, абрикосы, и людям там удобно, то это можно. Но делать это нужно не на газоне, а на какой-то специально оборудованной площадке.

Как быть с тем, что в парках очень грязно? Говорят, что людей у вас работает очень мало.

Считаю, что нужно менять подходы. Ведь, сохранение чистой окружающей среды – наша общая задача, а не только мастеров столичного зеленстроя. Европейские ценности – это, когда права, свободы и ответственность личности сочетаются и направлены в одном векторе – на улучшение сегодняшнего дня. Мы все ответственны за нашу окружающую среду.

Я живу возле маленького парка, в котором куча мусора, куча стекла. Убрали только верхний слой.

Дело в том, что как раз март-апрель мы убирали большой мусор. А уже после 20-го апреля – май мы будем в принципе наводить порядок в парках. Поэтому я думаю, что там будет все хорошо, будет чисто. В любом случае, одним из первых моих шагов здесь было создание горячей линии, на которую можно позвонить оставить заявку. Поверьте, я почти каждый день просматриваю.

Расскажите о планах на будущее. Что в городе красивого сделают?

У нас есть предпроектные предложения по тому, что будет на выставке цветов «Украина европейская». С 16 мая открытие. Там флаги и символы стран, которыесоздали Совет Европы. И обязательно там будет флаг и греб Украины. Плюс у нас будет цветочная скульптура Матери-Берегине в Дарницком районе, на месте того орла, который был на проспекте Бажана при въезе в Киев. Там будет стоять постамент Матери-Берегини, она будет сделана из цветов в желто-голубых тонах.

Последний вопрос: что делать с собаками, которых выгуливают в парках?

Я сам не собачник, на самом деле, но я понимаю, что им нужно где-то гулять. И нужно создавать какие-то специальные зоны, где и можно будет выгуливать. Это должно быть в каждом районе, в пределах разумной доступности. Мы открыты к диалогу с ассоциацией собачников, потому что все равно с каждым районом и с каждым жителем не договоришься, где можно гулять, а где – нельзя. Мы открыты к сотрудничеству с ассоциацией, и если они будут нам подавать предложения, где можно было бы такие зоны потенциально размещать, то при реконструкции того или иного парка мы можем это предусматривать.

А вы не собираетесь какие-то санкции вводить против них?

Я думаю, что это нормальная практика, и она в Европе давно действует. Но мы опять-таки возвращаемся к вопросу, что когда у нас будет элемент контроля, то конечно мы будем это делать.

Какие ваши любимые места Киева?

Любимое место - Парк Славы, любимое кафе - Олива.

 

Наталья Мельникова. Фото: пресс-служба КО "Киевзеленстрой", facebook-страница Сергея Симонова