_____2
_____2

Царь, король и эмир

Как киевляне сто лет назад высоких гостей встречали

Гостеприимный Киев всегда привлекал высоких сановников всех мастей своим теплом, живописными видами и святынями. Высшие царственные особы считали необходимым включить наш город в свой график официальных визитов. Впрочем, торжественные приемы не всегда проходили гладко. Наряду с мелкими конфузами случались и серьезные чрезвычайные происшествия.

Экзотический визитер

6 июня 1898 г. экстренным поездом в Киев прибыл необычный гость – эмир Бухары Сеид Абдул Ахад Хан. Правитель среднеазиатского государства числился вассалом Российского императора, но во время официальных визитов ему отдавали почести как владетельной особе. Впрочем, сравнительно с другими аристократами, он вел себя довольно скромно.

Эмир Сеид Абдул Ахад Хан

«Сверху на нем длинное пальто из серого офицерского сукна наподобие халата с генерал-лейтенантскими погонами», – описывали внешность необычного гостя киевские журналисты.

Свита эмира составляла 8 человек. Поселился он в лучшей гостинице Киева «Континенталь», где ему отвели 4 апартамента и 6 комнат. При входе в гостиницу поставили пару часовых.

Гостиница "Континенталь"

Эмира почтил визитом киевский губернатор Федор Трепов, после чего Сеид Абдул Ахад Хан поехал знакомиться с главным человеком в городе – генерал-губернатором Михаилом Драгомировым. Как особе военной бухарскому гостю придумали соответствующее развлечение: поездку в Сырецкие военные лагеря, где он наблюдал за учениями саперов. Саперная рота военного состава демонстрировала сквозную атаку, произведя при этом артиллерийский залп.

Поутру высокий эмир отплыл в развлекательную пароходную поездку Днепром на Жуков остров, где инспектировал наводку понтонных мостов через реку, а также наслаждался джигитовкой Уральского казачьего полка. Вечером Сеид Абдул Ахад Хан гулял в Купеческом саду, который в честь такого события иллюминировали.

Уже утром эмир уехал на поезде в Одессу, раздав влиятельным киевлянам и военным 29 золотых и серебряных звезд, а также 45 медалей. Генерал-губернатор из рук властителя Бухары получил престижный орден «Искандер Саллис».

Что любят короли

Месяц спустя киевская элита встречала куда более дорогих гостей – короля Румынии Кароля І и его сына принца Фердинанда. В отличие от эмира, им подготовили самое престижное жилье – императорский Мариинский дворец, который привели в наилучший вид. Вестибюль покрыли коврами, украсили тропическими растениями, в приемной короля поставили два больших трюмо и дорогие японские вазы, посреди помещения – большой белый рояль, а рядом на отдельном столике – альбом картин и эскизы Рембрандта. Обстановку дополнял дорогой диван, стол итальянской работы, изящный белый консольный шкафчик. В кабинете короля на стены повесили оригинальные картины маслом кисти Айвазовского, в спальне – голубой бархатный во всю ширину пола ковер, за альковом – ореховую кровать, в углу комнаты – ореховый киот.

Императорский дворец

Визит иностранного монарха так заинтересовал киевлян, что они заполнили всю вокзальную площадь и фактически заблокировали проезд транспорта.  Кароля І встречали все высшие чиновники города и края, начиная от генерал-губернатора и заканчивая городским головой.

«Король выше среднего роста, статный брюнет, с уже подернувшейся сединой бородой, с орлиным носом и ясными глазами», – написали о внешности коронованной особы местные СМИ.

Король Кароль І

Уже в первый день пребывания короля Румынии в Киеве ему устроили торжественный ужин во дворце с хоровым музыкальным сопровождением. Во время прогулки в Дворцовом парке гостя развлекал коллектив балалаечников, артиллерийское ведомство устроило зрелищный фейерверк на Трухановом острове.

Маршрутный лист румынских визитеров по достопримечательностям города выглядел так: Киево-Печерская Лавра – Покровский монастырь – Михайловский собор – Андреевская церковь – Софийский собор – собор св. Владимира. В последней точке экскурсии Каролю І особенно понравилась живопись храма и художественной работы плащаница, вышитая шелками дочерью профессора Прахова. Вечером король и принц слушали симфонический оркестр Энгеля в саду Купеческого собрания, куда, в свою очередь, пришли тысячи киевлян поглазеть на  диковинного гостя.

На третий день визита Кароля І развлекали военным парадом на Печерском Эспланадном плацу. Монарх в генеральском мундире, вместе с наследником и генерал-губернатором, объехал по фронту войска, здороваясь отдельно с каждой частью. После парада румынских визитеров посадили на пароход «Император Николай ІІ» и отправили в прогулку вниз по течению Днепра – мимо яхт-клуба к железнодорожному мосту и обратно. Довольный приемом, король с парохода сразу отправился на вокзал и отбыл восвояси.

Следующим иностранным монархом, который почтил Киев своим присутствием, был король Сербии Петр І Карагеоргиевич,  который, вместе с премьер-министром и другими высшими сановниками страны, приехал в город 16 марта 1910 г. Здесь он встретил многих своих земляков, собравшихся на вокзале, чтобы лично поприветствовать сербского правителя. Киевские сербы поднесли Петру Карагеоргиевичу большой букет белых цветов, а он удостоил разговора лидеров сербской общины.

Король Петр І Карагеоргиевич

Во время перемещения короля по городу улицы переполнялись народом, дома драпировались сербскими национальными флагами, звучал сербский гимн. После обеда во дворце Петру І устроили вечернее посещение городского театра, где ставили 1-й акт оперы «Жизнь за царя» и «Севильского цирюльника».

Кроме традиционного визита в Лавру, сербский монарх посетил два киевских учебных заведения. В Первой городской гимназии его приезд сопровождался несколькими конфузами. Во-первых, швейцар Василий – бывший цирковой борец – переволновавшись, вместо того, чтобы стащить с короля шинель, начал ее натягивать. Петр Карагеоргиевич, сопротивляясь, густо краснел, пока не подскочил адъютант и, отстранив Василия рукой, услужливо снял королевскую шинель. Во-вторых, гимназисты, желая насолить начальству, вместо традиционного сербского приветствия «Живио!» («Да здравствует!») упорно скандировали: «Жулье!». К счастью, плохо понимавший нюансы языка король разницы не заметил, но начальник киевского военного округа генерал Иванов зло вытаращился на учеников и погрозил кулаком. В качестве наказания за такие шалости нескольким гимназистам на три дня запретили посещать учебное заведение.

Первая Киевская гимназия

В Фундуклеевской женской гимназии прием короля прошел более гладко. Петр Карагеоргиевич обрадовался, что здесь учатся 10 девушек-сербок. Также ему объяснили, что многие выпускницы-сербки уже перебрались на родину и занимаются там педагогической работой.

Петр І Карагеоргиевич в Киеве

Большой десант

В конце августа 1911 г. Киев наводнили высшие сановники империи. В ночь на 27 августа поездом из Петербурга приехал премьер-министр Петр Столыпин, министр финансов Владимир Коковцов, министр просвещения Лев Кассо, обер-прокурор Святейшего Синода Владимир Саблер, военный министр Владимир Сухомлинов, члены императорской семьи  великие князья  Андрей Владимирович и Сергей Михайлович. Этот большой десант высадился в городе, чтобы подготовить визит главного гостя – императора Николая ІІ.

Петр Столыпин в Киеве

Столыпин остановился в доме генерал-губернатора на Липках. Уже на следующий день он принял огромную депутацию жителей Киевской, Волынской, Подольской, Минской, Витебской и Могилевской губерний, а также городскую делегацию во главе с членом городской Управы Николаем Плаховым. Киевские власти просили премьера финансово помочь городу, и тот обещал в ближайшее время принять закон, который расширит перечень городских налогов.

Городская и губернская власть из кожи вон лезла, чтобы угодить начальству и превратить город в парадную витрину. Для этого днем и ночью на центральных улицах ремонтировали мостовые. К приезду царя Бибиковский бульвар, Безаковская улица, Царская площадь сияли новым покрытием. Специально убрали набережную и пристань на Подоле, устроили парадный спуск к пароходам. На углу улиц Жилянской и Безаковской, а также на Александровской улице возле Дворцовой площади соорудили триумфальные арки с надписями «Добро пожаловать!». Свою порцию украшений получили далекие Предмостная и Никольская слободки. По берегу Днепра их обвили проволокой с разноцветными электрическими фонариками, которые вечером должны были светиться.

Вечером 27 августа состоялась пробная иллюминация города. Электрики боялись, что мощностей электростанции не хватит, чтобы обеспечить энергией лампы подсветки, но сети справились с нагрузкой. Зрелище привлекло в центр города толпы киевлян, которые спешили полюбоваться яркими световыми эффектами.

В день приезда царя – 29 августа – город уже с утра наводнился толпами. Особенно людно было на вокзале и прилегающих улицах, а также по маршруту следования монарха в Мариинский дворец.

«Одеты все по возможности нарядно, по-праздничному. Стеснений публика не испытывает и совершенно свободно располагается по линии тротуаров. Количество публики все увеличивается, куда не глянешь – море голов», – писала пресса.

Встреча Николая ІІ на вокзале в Киеве

На киевском вокзале навели образцовый шик-блеск: устроили роскошный парадный зал, потолок обтянули кремовой материей, интерьер украсили тропическими растениями, по углам устроили беседки, пол устлали коврами, а перрон – серым сукном.  

В 11:00 на вокзал прибыл императорский поезд. Николай ІІ приехал в Киев вместе со всей семьей: императрицей Александрой Федоровной, наследником царевичем Алексеем, дочерями Ольгой, Татьяной, Марией и Анастасией. По традиции городской голова Ипполит Дьяков поднес царю хлеб-соль. Монарх пообщался с встречающей делегацией во главе с генерал-губернатором Федором Треповым, перекинулся парой слов с депутацией железнодорожных мастеровых  и на веренице экипажей отбыл в Софийский собор. Там его встретил митрополит Флавиан, высшее духовенство и чиновники. После краткой молитвы высокие гости поклонились мощам митрополита Макария, иконе Божей Матери, осмотрели древние фрески и саркофаг князя Ярослава Мудрого.

Царь и митрополит Флавиан

Из одной святыни высокие гости отправились в другую: Киево-Печерскую лавру. После посещения Великой лаврской церкви царь побывал на могиле Искры и Кочубея, в трапезной и ближних пещерах, где приложился к мощам.

Из Лавры царь с семьей и свитой въехали во Дворец, который на несколько дней превратился в резиденцию императора. Там Николая ІІ уже ждали представители так называемых монархических организаций. Среди них откровенные черносотенцы, взгляды которых царь, впрочем, разделял.

Пока происходили эти перемещения, постепенно стемнело, и Киев засиял иллюминацией.

«Миллионами разноцветных огней загорелись улицы и дома. Всюду красивые транспаранты и вензеля с инициалами Их Величеств, по улицам причудливые гирлянды из цветных фонариков, местами электрические звезды, проливающие ослепительный свет. Некоторые здания положительно залиты светом от массы электрических лампочек. Особенно красиво иллюминированы Крещатик, Большая Владимирская, Фундуклеевская, Николаевская улицы и Липки», – восхищались зрелищем киевские журналисты.

Апогей торжеств был запланирован на 30 августа. Утром царская семья приехала в Михайловский собор, откуда начался масштабный крестный ход мимо Владимирской горки на Царскую площадь. Там уже все было готово к открытию памятника императору Александру ІІ, что, собственно, и анонсировалось как главная цель высочайшего визита. 

«Царь-освободитель изображен с непокрытой головой в мантии. У подножия пьедестала установлена группа, изображающая Россию и крестьян, благодарных за дарование манифеста 19 февраля 1861 года. К боковым колоннам прислонены две бронзовые менее удачные группы, изображающие Милосердие и Правосудие», – так выглядел новенький монумент.

Открытие памятника Александру ІІ

После церемонии богослужения и освящения памятника прошел торжественный парад. Причем, сам царь встал во главе войск, салютуя изваянию своего деда.

Вторую половину дня Николай ІІ посвятил приему многочисленных делегаций во дворце. Среди них крестьяне, мостовщики Киева, мещане, старообрядцы. Пришли к царю и евреи Киева во главе с раввинами доктором Гуревичем и Алешковским. Они подарили монарху свитки Торы.

Если низшие классы представлялись царю в порядке очереди, то с элитой император разговаривал совсем в другой обстановке. В 17:00 в Дворянском доме состоялся праздничный раут, где собрались 500 аристократов Киевской, Подольской и Волынской губерний. В красной гостиной подавали чай, а в прилегающих комнатах накрыли столы со сластями и фруктами. Отдельно гостям предлагали шампанское. Царя развлекали музыкальными номерами: композитор Михаил Сикард исполнил «Украинскую рапсодию» собственного сочинения, а графиня Ржевуская романс «Соловей».

31 августа большую половину дня Николай ІІ провел за пределами города на маневрах в Макаровской волости Киевского уезда. По дороге его автомобиль остановился в Святошино, где почти все население дачного поселка вышло встречать царя. После обеда состоялся визит в Киевский кадетский корпус. В сборочном зале высокого гостя встречали выстроенные кадеты, преподаватели и оркестр. После церемониального марша, кадет Прудкевич зачитал собственный стих «Державному вождю».

Настал давно желанный час,

Сбылися наши упованья:

Державный Вождь Руси средь нас!

Живой восторг очарованья!

Такие сомнительные с поэтической точки зрения строки вполне понравились Николаю ІІ,  и он удостоил автора личной беседы.

Главные события этого дня разворачивались вечером в Купеческом саду, куда прибыли император с семьей и другие высокие гости. Симфонический оркестр под управлением Шнесфогта и Охматовский народный хор создавали непревзойденный музыкальный фон. Набережная, пристани, Подол, Труханов остров были ярко иллюминированы, и панорама хорошо просматривалась из царского шатра. В условленный момент на острове взметнулся фейерверк, который осветил тысячные толпы на обеих сторонах Днепра. В это же время по реке проплыла освященная сотнями огней «Варяжская ладья».

«Зрелище было действительно редкое, особенно для наблюдения с парохода. Огненным дворцом выглядела мельница товарищества Бродского, сверху донизу усыпанная огоньками. Большой павильон Купеческого сада украшен был наподобие кружевной резьбы терема. Выше всех этих огней сиял крест над короной царского шатра», – писали киевские газеты.

Кинохроника. Торжества с участием Николая ІІ в Киеве

На следующий день после маневров в 16:00 царская чета прибыла на Печерский ипподром, где им продемонстрировали конный забег девяти рысаков на приз в 3 тыс. рублей, которые император лично вручил победителю. Ученики низших и средних учебных заведений, одетые в военные костюмы, промаршировали мимо главной трибуны в рамках шоу потешных полков.

Теракт торжествам не помеха

Казалось, официальный визит проходит гладко. Вечером 1 сентября высшие сановники отправились в городской театр, где ставили оперу Н. Римского-Корсакова «Сказка о Царе-Салтане». В начале 10-го вечера царь с великими княжнами и наследником болгарского престола княжичем Борисом Тырновским разместились в ложе генерал-губернатора. При появлении августейших особ труппа во главе с антрепренером Брыкиным троекратно исполнила «Боже, царя храни!»

Во втором антракте к премьер-министру Петру Столыпину, который стоял в первом ряду у рампы, быстро подошел молодой человек во фраке и дважды выстрелил. Окровавленный Столыпин опустился в кресло, а преступник был тут же схвачен и избит возмущенной публикой. Им оказался Дмитрий Богров, сын присяжного поверенного, который имел связи как с террористами-эсерами, так и с царской охранкой. Билет на роковое представление он получил именно от спецслужб.

Покушение на Петра Столыпина

Перепуганные городские власти немедленно созвали экстренное заседание Думы. По инициативе Иозефи гласные объявили себя добровольными охранниками всех высших должностных лиц, которые находятся в Киеве. Их помощь, впрочем, не понадобилась.

Покушение на Столыпина спровоцировало ажиотаж среди черносотенцев Киева. Воспользовавшись тем, что Богров был евреем, они готовили грандиозный еврейский погром.

«Среди евреев было невообразимое волнение; всю ночь они укладывались и выносили пожитки из домов, а с раннего утра, когда было еще темно, потянулись возы на вокзал. С первыми отходящими поездами выехали все, кто только мог втиснуться в вагоны, а площадь перед вокзалом осталась запруженною толпою людей, расположившихся бивуаком и ждавших подачи новых поездов», – вспоминал Владимир Коковцов, который после ранения Столыпина взял на себя обязанности главы правительства. Благодаря его усилиям с маневров в город срочно вызвали кавалерию, что предотвратило кровавые события. 

Все ожидали, что после трагедии царь свернет официальные мероприятия. Однако Николай ІІ продолжал праздновать, в то время как его премьер-министр умирал в клинике Маковского на Мало-Владимирской улице. Маневры, торжества в Овруче, обед во дворце сменяли друг друга. В целях безопасности лишь отменили участие монарха в отрытии памятника княгине Ольге, визит в Покровский женский монастырь и военное училище.

Тело Столыпина в клинике Маковского

4 сентября Николай ІІ приехал в Первую городскую гимназию, которая отмечала столетие со дня основания. Выстроенные через вестибюль по ступеням лестницы до второго этажа 750 гимназистов и 550 учениц женской гимназии встречали царственного гостя. Гимназист Константин Паустовский так вспоминал это событие:

«За полковником Николаем Вторым вошла, кивая, очень высокая сухая женщина в белом твердом платье, с огромной шляпой на голове. Страусовые перья свешивались с полей ее шляпы. Лицо у женщины было мертвое, красивое и злое. Это была императрица. За ней гуськом шли девочки с тонкими бескровными губами, в таких же твердых белых платьях. Свита закрыла от нас Николая. Мы видели только тщательно примазанные волоски на лысинах министров, алые ленты, белые брюки с золотыми лампасами и штрипками на лакированных ботинках, генеральские шаровары, серебряные кушаки. Лучший декламатор в гимназии Недельский читал царю приветственные стихи собственного сочинения. Он старательно выкрикивал их деревянным голосом. Он обращался к царю на «ты».

Паустовскому показалось, что царь остался недоволен визитом: у императора был очень мрачный вид, он в нетерпении теребил перчатку и после официальной части быстро уехал. Возможно тот факт, что террорист Богров был выпускником именно этой гимназии, портил ему настроение.

Гимназисты Первой городской гимназии

После приема во дворце профессоров Университета св. Владимира и визита в исторический музей, где его создатель Богдан Ханенко провел монарху экскурсию, царь уехал на пароходе в Чернигов. Вернувшись, день спустя, он вместе с семьей пересел на поезд и укатил в Петербург. В знак монаршей щедрости беднякам Киева он оставил 15 тыс. рублей, которые губернатор распределили среди неимущих. 

 

Владимир Володько