Ypjpwogmulw
Ypjpwogmulw

Вдумчивый выбор

Как киевляне сто лет назад городскую Думу избирали

В старом Киеве выборы являлись делом привычным – раз в четыре года горожане избирали городскую Думу. Хотя правом голоса обладали немногие, разгорались нешуточные страсти. Черный пиар, агрессивная агитация, яростная борьба «партий» – все элементы классической предвыборной кампании были налицо.


Здание Киевской городской Думы

Очень избирательное право

Порядок выборов в городскую Думу определяло «Городовое положение» – единый закон для всей Российской империи. О всеобщем и равном избирательном праве тогда не помышляли. Считалось, что избирать местную власть достойны лишь те, кто приносит городу пользу: платит значительные налоги и сборы, владеет недвижимостью и ведет активную предпринимательскую деятельность.

Лишь киевлянин, который в год платил не менее 1,5 тыс. рублей оценочного сбора, был вправе голосовать. Кроме того, правом избирать обладали государственные, учебные, благотворительные, коммерческие учреждения первой и второй купеческой гильдий, если они подпадали под имущественный ценз. Руководство выдавало уполномоченному доверенность, с которой он в день выборов приходил в избирательное собрание.

Женщин к выборам не допускали, но они (как и молодые люди до 25 лет) получили возможность избирать гласных Думы через своих уполномоченных. Лица, состоящие под опекой, также передавали свои избирательные права опекунам или попечителям.

Формула «один человек – один голос» тогда не работала. Избиратель мог проголосовать за себя и «за того парня», то есть за человека, который его на это уполномочил. Таким образом, некоторые киевляне приходили в избирательные собрания, имея сразу два голоса.

К выборам не допускали лишенных гражданских прав, лиц, состоящих под следствием или гласным надзором полиции, а также должников, которые не выплатили городу обязательные сборы.

Элитарный подход к наделению избирательным правом привел к тому, что лишь ничтожное меньшинство горожан могло участвовать в выборах. В 1902 г. из 276 тыс. киевлян избирательными правами обладали только 2,8 тыс. – 1% жителей.

Киевские избиратели в 1902 г.

84% – домовладельцы;

13% – купцы;

3% – разнообразные учреждения.

Киевляне у входа в Сад Купеческого собрания

Мы выбираем, нас выбирают

Киевские выборы проходили по участкам, которых в начале ХХ века насчитывалось восемь. Все 80 гласных городской Думы распределялись по территории города неравномерно. В 1902 г., например, Старокиевский участок избирал 19 гласных, Лыбедской  15, Подольский – 10, а Дворцовый - лишь 6.

Такая разверстка влекла несправедливое представительство: если проблемы центра городская власть решала в первую очередь, то удовлетворение нужд окраин откладывала в долгий ящик.

План Киева 1912 года

В назначенные дни по очереди в зале заседаний Думы на Крещатике происходили избирательные собрания каждого из участков. Сознательный избиратель должен был прийти в Думу в 11 утра, предъявить удостоверение личности или доверенность и получить у председателя собрания избирательный билет с номером, который давал ему право голосовать. До 14:00 в специальные урны избиратели бросали записки с фамилиями людей, которых они хотели видеть кандидатами в гласные. Лица, получившие пять и более голосов, допускались к баллотированию на втором этапе выборов, который начинался в 18:00.

В Думском зале выставляли ящики персонально для каждого кандидата. Их разделяли на две половины, со специальным отверстием для шара в каждой. Если киевлянин поддерживал кандидата – бросал шар в правое отверстие, если отвергал – в левое. Побеждал тот, кто набирал максимум избирательных шаров и минимум неизбирательных. Причем, забаллотированные кандидаты (получившие большинство неизбирательных шаров) лишались права участвовать в довыборах или в повторных баллотировках.

Ящик для баллотирования

Для технической работы на время выборов нанимали унтер-офицерскую команду. Служивые за плату 50 копеек/вечер подавали избирателям шары.

Чтобы исполнить свой гражданский долг избиратель тратил целый день. Иногда баллотировка затягивалась допоздна, случалось, что даже за полночь. Приходилось терпеть и дискомфорт, поскольку во время выборов от многолюдных участков (Старокиевский, Лукьяновский, Лыбедской) избиратели под завязку набивали зал.

Показателем заинтересованности киевлян в избирательном процессе являлась явка в избирательные собрания. В начале ХХ века она пребывала на уровне 44-58%.

Киевский избиратель до и после выборов. Карикатура газеты «Киевская мысль»

Явка также отличалась от участка к участку. Дисциплинированными были избиратели Лукьяновки, Печерска и Плоского участка. В 1910 г. рекорд установили жители Соломенки, Кучменова яра и Батыевой горы, которых недавно присоединили к городу и образовали отдельный округ. Чтобы избрать двух своих представителей, в избирательное собрание явилось 79% жителей, которые обладали правом голоса.

Весь процесс выборов длился не менее месяца. Как правило, на избирательном собрании участка 2-3 гласных недоизбирали и назначали дополнительные выборы. Кроме того, закон давал губернатору право кассировать результаты волеизъявления на основании жалоб, либо же на свое усмотрение. Случалось, что некоторые участки повторяли процедуру сначала, а в 1906 г. избранный состав Думы так не понравился высшим властям, что они отправили на перевыборы весь город. Таким образом, целых полгода Киев оставался без законно избранных гласных. Повторные выборы настолько демотивировали избирателей, что на некоторых участках явка упала до антирекордных 18%.

В агитационном угаре

В преддверье городских выборов Киев погружался в суматоху агитационной кампании, а избиратели дробились на конкурирующие «партии». 

В 1906 г. соревновались две «партии». Новодумцы во главе с Ипполитом Дьяковым и Олтаржевским слыли либералами и заявляли о необходимости широких реформ в городском хозяйстве. На своих предвыборных собраниях они чихвостили старую киевскую власть. Утверждали, что работает она неэффективно из-за плохого руководства и защищает преимущественно интересы жителей центра, оставляя остальных киевлян наедине с их проблемами.

Ипполит Дьяков

Новодумцам противостояли стародумцы, многие их которых были националистами и традиционалистами. Признанными лидерами этой «партии» считались Николай Добрынин, Адам Любинский, Василий Чернов.

Выборы 1906 г. стали триумфом новодумской партии. Самого Дьякова избрали гласным с рекордными 254 избирательными голосами против 84 неизбирательных. На некоторых участках стародумцы проиграли вчистую: жители Лукьяновки из 13 гласных избрали лишь одного консерватора. В результате новодумская партия сформировала большинство в городской Думе, а Ипполита Дьякова избрали городским головой.

Четыре года спустя ситуация изменилась. Новодумцы, бывшие при власти, защищались, а националисты (так называемая «русская партия») агрессивно нападали. Лидеры правых – Анатолий Савенко, Василий Чернов, Владимир Иозефи – упирали на то, что действующая власть занимается политикой и неспособна управлять городским хозяйством. Они обвинили городского голову в небрежном составлении избирательных списков и вынудили Дьякова уволить заведующего статистическим отделением управы, который за это отвечал.

Лидер националистов Василий Чернов. Карикатура газеты «Киевская мысль»

Центральной темой черного пиара стал канализационный вопрос. Правые ставили либералам в упрек, что те за 3,5 года так и не завершили работы по расширению канализации и постройке нового надежного коллектора.

Фишкой кампании крайне правых стал пещерный национализм. Они клеймили всех, кто пытался лоббировать свои национальные интересы: украинцев, поляков, и особенно евреев. Политическое кредо «партии» выразил в своей речи профессор Иван Сикорский (отец знаменитого авиаконструктора Игоря Сикорского):

«Мы сыны великого народа, и здесь, в историческом Киеве, хозяева – мы! Городское управление матери городов русских должно быть русским. Мы должны решительно сказать: мы русские и Киев – наш! Надо чтобы Киев богател, но богател как национально-русский центр».

Рупор националистов – газета «Киевлянин» опубликовала издевательские и оскорбительные характеристики лидеров новодумцев.

«Дьяков И.Н. городской голова только потому, что существует такое звание. Старожилы называют его не головой, а «прорехой», ибо не запомнят такого голову, который бы наделал столько прорех».

«Ких А.А. пропустил 186 заседаний. Этот гласный настолько корректен, что будучи избран гласным от Старокиевского участка, произнес свою знаменитую фразу «защищать интересы Старокиевского участка я не могу и не буду, дабы не быть заподозренным в пристрастии к участковым интересам».

«Кучинский С.Н. получил известность как секундант несостоявшийся дуэли между Демченко и Добрыниным. Пропустил 169 заседаний. Больше сказать нечего»

В ответ новодумцы выпустили и разослали избирателям книгу «Киевская Дума 1906-1910 гг.», в которой пели себе дифирамбы и превозносили свои заслуги перед городом.

Предвыборные обещания националистов. Карикатура газеты «Киевская мысль»

Для избирательных собраний каждая «партия» и другие группы избирателей готовили свой список лиц, рекомендованных в кандидаты. Для наглядности их печатали на бумаге разных цветов (белой, розовой, зеленой) и раздавали избирателям прямо на входе в городскую Думу. Иногда среди толпы гуляло по 2-3 таких списка, но случалось (хоть и весьма редко), что избиратели договаривались о консолидированном списке кандидатов на определенном участке.

В 1910 г. так называемая «русская партия» пошла на эксперимент и провела первые праймериз, на основе которых сформировала свои списки по участкам. Предварительные голосования проходили во время их предвыборных собраний, где присутствовали только единомышленники. Позже либералы развенчивали результаты праймериз, доказывая, что места в списках распределяла верхушка «партии». На почве торговли за места правые рассорились с одним из думских авторитетов Николаем Добрыниным, который требовал квоту для своих людей по Старокиевскому участку.

Пик агитации припадал на день голосования в избирательном собрании – тогда это не запрещалось.

«По мере течения времени количество избирателей прибавляется и думский зал наполняется почти до тесноты. Лидеры «внепартийных» лукьяновцев все время находятся в сильнейшей агитации и, ежеминутно выбегая из думского зала, отдают команды о мобилизации всех своих сил. Телефон работает без перерыва, экипажи подвозят и отвозят избирателей», – описывала пресса атмосферу выборов по Лукьяновскому участку.

Острая борьба развернулась в 1910 г. за исход голосования в Лыбедском участке, где баллотировались лидеры националистов. Пытаясь очернить оппонентов, правые старательно разжигали межнациональную рознь и ненависть.

«В списке «новодумской» партии, рекомендуемой ныне еврейскими газетами, значится 5 поляков. Это лучше всего характеризует список и дает право назвать его польским. Здесь в списке идет ряд кадетов, людей, ничем не связанных с Лыбедским участком и стремящихся попасть в гласные не для того, чтобы работать и защищать интересы участка, а единственно для того, чтобы политиканствовать», – агитировала «русская партия».

Агитационное обращение к избирателям Лыбедского участка

Хотя на Лыбедском участке они победили, получив 11 гласных из 12, власть в Думе националистам захватить не удалось.

По словам ректора Киевского университета Николая Цитовича, острая конкуренция «партий» во время городских выборов носила не только политический характер.

«Группировка партий на наших городских выборах обуславливается отчасти личными соображениями, отчасти хозяйственными интересами городских участков, но не политическими и национальными тенденциями», – говорил он.

Извольте жаловаться

Семь дней после дня голосования отводилось для подачи жалоб. Как правило, проигравшая сторона пыталась доказать, что происходили массовые нарушения, и результаты выборов необходимо отменить. 

Самая распространенная жалоба – участие в процессе волеизъявления лиц, которые не имели на это права. К примеру, купцов без необходимых гильдейских свидетельств, людей с недействительными доверенностями на голосование за своих родственников, представителей предприятий без письменных полномочий, несовершеннолетних и т.д.

В 1906 г. громкий скандал вспыхнул вокруг инженера Павла Голубятникова, которого избрали гласным от Печерского участка. К губернатору поступила жалоба, что Голубятников получил право голоса, сфабриковав опеку над имуществами малолетних Владимира и Любови Рябинских. Договорившись со своим другом председателем Сиротского суда Эйхельманом, инженер за день до выборов получил желанную опеку и таким образом смог пройти в состав Думы. Махинация была настолько наглой, что губернатор приказал исключить Голубятникова из числа избранных гласных.

Киевляне возле Царской площади

Возмущала жалобщиков также явка в избирательное собрание людей в нетрезвом виде. Нередко избиратели утверждали, что определенный кандидат угрожал присутствующим в избирательном собрании, требуя голосовать «правильно».

В случае отказа губернской власти удовлетворить жалобу, избиратель мог обратиться в Сенат – высший судебный орган страны. В некоторых случаях он становился на сторону жалобщика и санкционировал частичные перевыборы на определенном городском участке.