14618897_1208896329173031_2066599772_o
14618897_1208896329173031_2066599772_o

За 1000 грн активисты готовы к силовым протестам Или На что готовы активисты

Так, часто, идя по центру города, на первый взгляд сложно отличить, за идею или за деньги стоят люди с транспарантами и флагами

В центре Киева чуть ли не ежедневно проходят митинги. Кто выходит под Верховную Раду, требуя принять закон об обязательной установке теплосчетчиков во всех домах, кто под Министерство внутренних дел Украины с требованием снять Авакова и Деканоидзе, кто под Кабмином призывает чиновников принять те или иные бюджеты. То ли еще будет. Политологи обещают, что эта осень будет горячей. И не удивительно, причин тому несколько. Во-первых, летом повысили тарифы на электро- и теплоэнергию, и с началом отопительного сезона украинцы это прочувствуют в полную силу. Во-вторых, цены стремительно растут, а зарплаты – нет, много сокращений. Люди цепляются за любую возможность заработать. Некоторые политические силы готовы им в этом помогать. Так, часто, идя по центру города, на первый взгляд сложно отличить, за идею или за деньги стоят люди с транспарантами и флагами. Автор этого материала узнавала, сколько зарабатывают такие люди и что входит в их функции. А также, как вычислить проплаченных активистов.

На политических митингах платят больше

На досках объявлений и в группах ВКонтакте ищут промоутеров, участников массовок, но в основном это не на политические мероприятия. Например, требуются люди для создания массы на каком-то концерте, флешмобе или съемке. Оплата тут небольшая, как правило, за пару часов – 50–80 грн. Призывы на митинги в поддержку какого-то кандидата или партии, за принятие законопроекта встречаются намного реже, но оплата в разы больше. Кроме того, поскольку многие сайты объявлений блокируют за употребление слов «митинг», «плачу за участие в митинге», многие из объявлений такого рода имеют скрытый смысл, и лишь обладая определенным опытом, а также по размеру оплаты можно догадаться, что активисты требуются для политической акции. Так, на сайте OLX разместили объявление с заголовком «Нужны организаторы встреч». Ищут людей, которые могут встретить автобусы с приезжими и рассказать их дальнейшие действия. Оплату обещают неплохую. Звоним по объявлению. девушка, представившаяся Анастасией, подтверждает мои подозрения, что едущие в Киев будут представлять интересы одной из политических партий, и даже называет, какой именно. Потом девушка спрашивает возраст, а также место проживания, и предлагает 150 грн за 3 часа работы. Так, нужно прийти к метро Лисовая в 7 утра и ждать автобусы с иногородними митингующими, которые едут в Киев под Верховную Раду на протест. Обязанность встречающего – рассказать людям, как им проехать, пересчитать их, записать номера автобусов, раздать агитационные материалы и отвезти свою и напарника куртку и бейсболку с символикой в офис.

«Освободитесь Вы к 10 утра. Работа очень ответственная. Но если справитесь, будем приглашать на другие подобные мероприятия», – напутствует Анастасия.

Спрашиваю у нее, не найдется ли работы для мужа. По легенде, он ищет работу на митингах. Девушка предлагает такую же оплату за 3 часа работы под Верховной Радой на раздаче флаеров.

Во сколько оценивается применение силы

При написании этого материала был развенчан миф, что активистами за деньги ходят в основном приезжие студенты и пенсионеры. Константин, мужчина средних лет, работает охранником. На митинги он ездит на собственном авто. Опыт работы у мужчины есть со времен Майдана. Но с какой из сторон выступал, не уточняет. Полдня работы мужчина оценивает в 400 грн. Если без конфликтных ситуаций, уточняет. Два года назад за сутки работы Константин получал 800–1000 грн, но с возможными конфликтными и даже силовыми сценариями.

Платят, но кидают

Анатолий участвовал в проплаченной акции один-единственный раз, четыре года назад. Нужно было стоять с флагом за одну из политических сил. Пообещали за такую работу 150 грн. Несколько раз время и место проведения акции меняли, не предупредив людей заранее. Анатолий два раза проездил зря, и лишь на третий раз митинг состоялся. Но в итоге мужчина получил на 20 грн меньше.

Как распознать псевдоактивиста

О том, как отличить псевдоактивиста от человека, который вышел на митинг за свои убеждения, интересуемся у Олега (имя изменено). Мужчина периодически проводит митинги, но, как правило, немногочисленные, поскольку бесплатные.

«Во-первых, проплаченные активисты часто даже не знают, за что стоят. Если им задать вопрос, они, как правило, отделываются общими фразами, но подробностей не знают. Бывает, что даже держа флаг, не могут объяснить, чей он. Во-вторых, нужно обращать внимание на одежду. Часто такие люди одеты, как гопники с Троещины: спортивные штаны с вытянутыми коленями, дешевая, не всегда опрятная одежда», – объясняет Олег.

То, на что обратила внимание автор этой статьи: люди, действительно стоящие за идею, охотно разговаривают с журналистами и позволяют себя фотографировать. А есть те, кто не только не желает говорить с работниками СМИ, но и закрывает лицо рукой в момент съемки. Это заставляет задуматься…

Насколько законно участие в проплаченных митингах, прокомментировал юрист адвокатской фирмы «GORO legal» Евгений Власов.

«Быть активистом за деньги – это законно, поскольку законодательством не предусмотрено какой-либо ответственности за платное участие во всевозможных массовых акциях. Однако нарушать общественный порядок, хулиганить– это уже законом не позволено никому, и соответственно существует и административная, и уголовная ответственность за подобные противоправные деяния», – разъясняет Евгений Власов.

Также специалист сообщил, что законопроект о введении ответственности за участие в проплаченных мероприятиях был зарегистрирован в украинском парламенте в апреле прошлого года, а в ноябре того же года возвращен на доработку в профильный комитет. Основные аргументы – нарушение конституционных прав граждан, поскольку из-за нечеткости в формулировках и определении понятий по сути любое массовое мероприятие, оплаченное за счет спонсорских средств: проезд, проживание, питание, – может в глазах следователя рассматриваться как уголовно наказуемое преступление.

 

Ярослава Золотько