Dsc_2071
Dsc_2071

Карпаход-2015

Как киевляне покоряли карпатские вершины: вторжение в Евросоюз, испытание холодом, встреча с "инопланетянами" и тоска по родному городу.

фото: Дмитрий Фомин

Уехать из Киева, чтобы скучать

Разлука – это своеобразная лакмусовая бумажка, позволяющая наиболее объективно оценить твою привязанность к кому-либо или чему-либо. Возможно поэтому, а не только из-за любви к природе и романтике, большинство туристов покидают пределы родного города, и отправляются с насиженного места, в места, неиспорченные благами цивилизации. Чтобы там не только любоваться краевидами, наслаждаться информационной и экологической чистотой окружающей среды, но и чтобы по завершении всего оценить степень своей парадоксальной привязанности к городу с его шумом, суетой, смогом и мусором.

Отчасти по причинам указанным выше, отчасти по своим каким-то личным мотивам, в начале декабря 2014 года сформировалась группа энтузиастов-любителей затяжных пеших прогулок, которые вознамерились в феврале 2015 года пройти пешим ходом два самых высоких на Украине горных хребта: Мармароский и Черногорский. 

Участники похода: партнеры адвокатской фирмы Goro Legal Дмитрий Овсий и Игорь Корнев, политолог Сергей Гайдай, главный редактор Autoua.net Сергей Лавриненко, банкир Валерий Гудзь, предприниматель Павел Спильный, аудитор Татьяна Пащенко, биотехнолог Татьяна Мудрак и я, автор этих путевых заметок.

2015.20.02

Здоровый образ жизни – ни слова о политике

Южный терминал киевского ЖД вокзала – место фактического начала путешествия. Все, что было до этой даты, это так – Подготовка. Хотел написать «предпоходная суета», но понял, что это в корне неверно. Т.к. исключительно мое внезапное и легкомысленное отношение к Подготовке как к «предпоходной суете» предопределило в основной степени все мои последующие «негаразды» и неприятности. Но обо всем по-порядку.

В начале путешествия, как и положено, большинство участников в полной эйфории! То ли от предстоящего похода и связанных с ним приключений, то ли от предстоящего бегства из города, со всеми его проблемами и заботами, то ли еще от чего-то... Поводов для волнения и переживания не находит никто, даже опоздание Старшего группы – хранителя общего билета, не вызывает каких-либо заметных волнений в общем настроении. Только двое излучают буддийское спокойствие. В одном случае оно основано на многолетнем опыте подобных мероприятий, во втором на врожденном..., а впрочем, не важно.

За 15 минут до отправления появляется Старший – он же известный политолог Сергей Гайдай. Весело и бодро грузимся в плацкартный вагон, походу вспоминания ощущения давно забытых дней... родом из глубокого детства. При всех изменениях вокруг и около – плацкартные вагоны украинской железной дороги проявляют настоящие чудеса стабильности. Ощущение такое, что время над ними не властно. Меняются проводники и пассажиры, их поведение и привычки в питании, но вагоны остаются неизменными. Они такие же, как 20-30 и, возможно, 40 лет назад. Даже цвет дерматиновых сидений со временем не изменяется.

Сергей Гайдай рассказывает про особенности предстоящего похода (на фото: Сергей Гайдай, Дмитрий Овсий, Татьяна Мудрак)

Рассаживаемся, спонтанно группируемся по интересам, едем, едим, говорим за еду и как едим. За разговорами о еде незаметно заканчивается первый день. Политику и экономику почти не трогаем: здоровый образ жизни - это не только здоровое и правильное питание, но также и здоровые разговоры.

 

2015.21.02

Первые потери: альпинист и видеооператор Валерий сошел с дистанции

Утром проезжаем Ворохту с ее живописным ЖД поворотом, значит, скоро Рахов – конечная точка нашего ЖД путешествия. За сборами время пролетает незаметно. Сходим в Рахове. Из украшений и достопримечательностей этого населенного пункта можно отметить только начинающиеся буквально на окраине города контуры карпатских предгорий, видные в том числе и с перрона вокзала. Все остальное по-весеннему серо, грязно, развалено. «Пахнет» поздним периодом советской эпохи. В Рахове нас встречает Виталий – это наш Спасатель на период всего похода. Грузимся в зафрахтованную маршрутку и отправляемся в сторону села, с пафосным для такой глуши названием - «Деловое». Там нас ждет регистрация на пограничной заставе и собственно выход на маршрут.

Тот самый живописный поворот в Ворохте

Совершенно без приключений и «нежданчиков», четко по плану выходим после полудня на маршрут: с пропуском, хорошим настроением и оптимистичными планами на ближайшие 8-10 дней. Сегодня на повестке дня подвигов не ожидается, только неспешный набор высоты без особых метеорологических сюрпризов. Идем гуськом, любуемся природой.

Т.к. в первый день было запланировано преодолеть 13-16 км, то коллегиально решаем двигаться как индейцы – 3 часа непрерывный переход и 1 час на перерыв, после чего опять 3 часа переход. Но по факту все равно получается, что двигаемся как бледнолицые – 1 час переход и 15 минут перерыв.  Чем выше в гору, тем более бледнолицым становится график движения группы и больше глубина снежного покрова.

 

Первые шаги на маршруте

С началом сумерек выходим на расстояние прямой видимости первой горы на маршруте - Поп Ивана Мармароского. Встаем лагерем. Рядом еще есть незамерзший ручей. Дальше такой роскоши больше не будет. Трамбуем снег по площадям для размещения палаток. Первый раз, не сильно уставшие, поэтому делаем это весело и задорно. По готовности палаток мастера-джетболисты или в простонародье - маги походного примуса - приступают к изготовлению кипятка. Остальные тем временем, не спеша, размещаются на ночлег.

Небо в первую ночь очень чистое и звездное. Локация живописная. Надо выходить и снимать. Но навалившаяся усталость и слабохарактерность делают свою черное дело – обламываюсь, оправдываясь тем, что дальше будет лучше и краше. Не будет. За эту минутную слабость локти кусал потом еще не один раз. Фотография – это не только искусство грамотной светописи, но и плюс талант ловить момент.

С наступлением темноты приходит первая дурная весть. Один из участников команды - Валера (банкир и альпинист), повредил связки на ногах. Из-за нелепой игры Случая, человек, который забирался на титулованные пятитысячники, внезапно выходит из строя. Так мы теряем не только опытного горнопроходца, но и еще видеооператора нашей компании.

2015.22.02 

Ночевка – в Евросоюзе, туалет – в Украине

День самых лютых разочарований. Началось все еще до рассвета. Гигантский по размерам и толщине спальный мешок, про который мне обещали, что он будет держать комфортное тепло до -20 градусов, не выдержал проверку даже легкой прохладой. В итоге под утро начал ощутимо и неприятно мерзнуть. Обильный, как тропический ливень, конденсат вымочил куртку и штаны, опрометчиво сброшенные в самый угол палатки, где был эпицентр локального катаклизма. Из-за этого их вес многократно увеличился, а влажность стала 100%-ая. Спальник снаружи также был весь мокрый, словно его умышленно поливали из лейки. Воображение, подогреваемое паническим настроением, рисовало ужасные перспективы: от тотального обморожения сразу после подъема на хребет, до скоропостижной простуды и авральной госпитализации с воспалением легких. Кто-то из бывалых поспешил успокоить, что это не самое страшное, что если хорошо отжать и одеть, то при подъеме всё высохнет от жара собственного тела. Так и сделал. Было жутко неприятно, но все же не так смертельно, как казалось в начале. Из хорошего утром этого дня был только рассвет: яркий, сочный, живописный.

Первый рассвет у подножья Поп Ивана Мармароского

Утренние сборы были непозволительно долгими. Группа явно еще не мобилизовалась и не адаптировалась к условиям похода. Большинство по инерции продолжали жить в привычном домашнем и неспешном ритме: суетились, копошились, словно впереди всех ждала вечность.

Валере за ночь легче не стало, поэтому его решили оставить одного в палатке, дожидаться эвакуации.  И в составе -1 участник, группа начала восхождение на Поп Иван Мармароский. Погода располагала к беспрепятственному подъему на вершину в течении пары-тройки часов. Что в принципе и было достигнуто большинством без каких-либо приключений, кроме небольшого казуса. Прямо у подножия горы мы увидели колыбу. Решили остановиться в ней ненадолго: попить чаю, погреться перед броском. В домике на столе обнаружили еду - бананы, печенье и прочую снедь. Спасатель Виталий объяснил, что есть такой обычай в горах - туристы, когда уходят, оставляют после себя снедь, чтобы те, кто идет за ними, могли подкрепиться. И начинает топтать бананы, печенье. Вначале все смотрели на это, а потом половина коллектива присоединилась к Виталику и тоже начала активно поедать все, что было на столе. Но мало кто обратил внимание на рюкзаки в углу. Оказалось, что предыдущая группа просто оставила вещи и отправилась на вершину, а мы объели этих незадачнивых туристов, которые нас обогнали. Мы им возместили ущерб, оставили что смогли, и, встретив их на спуске, очень извинялись. Было жутко неудобно. 

В остальном покорение вершины прошло спокойно. Только Игорю подъем давался тяжело. Простуда и поднявшаяся температура отбирали у организма остатки его сил. Мобилизовав эти самые остатки сил, он своим ходом таки вышел на вершину, но дальнейшее его участие уже было нереальным. Чем дальше по хребту, тем дольше возвращаться. Было принято решение, возвращать Игоря со спасателем Виталиком в компанию к Валере. Позже, к исходу похода, мы узнаем, что они удачно оккупировали колыбу у подножья Поп Ивана Мармороского и успешно там прозимовали пару дней, пока состояние двух "пациентов" не стабилизировалось до более менее транспортабельного. А затем, совершив невероятный для их состояния суточный переход, выбрались в цивилизацию.

 

Сергей Гайдай показывает путь к вершине Поп Ивана Мармароского

Что касается меня и моей мокрой экипировки, то гипотеза бывалых оправдалась. На подъеме от тела выходило столько тепла или даже жара, что мокрая одежда сперва стала влажной, а потом просто сырой. При этом совершенно не было холодно (если не прекращать двигаться). Напротив, было очень жарко!  Тепловой режим тела явно был не оптимальный. И это был первый звоночек. Но я его тогда не услышал, так же, как не услышал или не усвоил рекомендации Старшего о том, как правильно надо одеваться в зимние походы. И очень зря. Неправильный тепловой режим из-за неверно подобранной одежды не только более интенсивно истощает силы организма, но и может привести к повреждению этого самого организма. Это как ездить на автомобиле без тосола. Гипотетически можно, но не долго. Т.к. рано или поздно мотор заклинит. В походе у человека с неправильно построенной терморегуляцией происходит примерно то же самое. Понимание этого факта придет ко мне лишь на следующий день…

 

Ну вот и на вершине Поп Ивана Мармароского (на фото: Дмитрий Овсий, Сергей Лавриненко, Татьяна Мудрак, Татьяна Пащенко, Сергей Гайдай, Павел Спильный)

После успешного подъема на вершине, как и положено, сделали памятные фото. Затем наскоро попрощались с Игорем и Виталиком и под натиском налетевшей то ли тучи, то ли метели вынуждены были спешно ретироваться вниз по склону. Погода на перевале меняется за считанные минуты и кокетничать с ней надо только в том случае, если уверен в своих силах. В остатках нашей группы этим навыком похвастаться могла едва ли половина участников. Поэтому спускались быстро. Очень быстро. Настолько быстро, что я в своих "ортодоксальных" снегоступах отчаянно не успевал за уносящейся в снежную белизну группой в "кошках". Когда отставание обещало стать критическим, скинул с ног в край разболтавшиеся "недолыжи", схватил их в одну руку, палки в другую и обреченным лосем ломанулся по снежной целине, как есть. Запала обреченного лося хватило ненадолго. От силы метров на 500. Едкий пот заливал глаза. Сердце билось уже где-то под зобом. В глазах белые и черные "мухи" смешались в апокалиптический винегрет.  Я пал, едва нагнав группу. Т.к. из под удара стихии мы вышли, точнее, выбежали, то можно было передохнуть чуть ранее, чем рассчитывали.

Далее и до самого вечера двигались уже без приключений, интенсива и экстрима, любуясь окружающими пейзажами. Тропа второго и третьего дня пролегала по украино-румынской границе, поэтому волей-неволей иногда, на пару шагов, мы оказывались на территории Евросоюза, совершенно бесплатно и совершенно безнаказанно – так, как нам обещают уже второй год подряд наши евроГетьманы. К исходу дня от такой вольницы разошлись до такой степени, что решили лагерем встать на ночевку на Румынской территории! Ну, если быть честными до конца, то не столько на румынской земле, сколько на ее части контрольно - следовой полосы.

Примечательно, что хоть лагерем встали на румынской территории, гадить по привычке ходили, исключительно, на свою территорию. Случайность? Совпадение? Не думаю!

 

Утро после второй ночевки на границе с Румынией

Вечер второго дня перехода прошел традиционно: джетбойлисты готовили живительный кипяток для сублимационного ужина и чаев, остальные же неспешно обустраивались на ночлег. Избегая ошибок предыдущего дня с обильным, как тропический ливень конденсатом, мы максимально открыли все вентиляционные отверстия в палатке. Верхнюю одежду в этот раз предусмотрительно спрятал в спальный мешок. Суровая практика и горький личный опыт оказались отличными учителями. Новые знания усваиваются с первого урока и без зубрежки.

Как и в первый день, накопившаяся усталость на кого-то подействовала, как хорошее снотворное. Но не на всех: некоторым участникам пришлось подъедать валериану, чтобы как-то уснуть, а некоторым для крепкого сна было достаточно просто принять горизонтальное положение.

2015.23.02

Столичный юрист в роли Спайдермена

 Утро этого дня по эмоциональному настрою мало чем отличалось от утра предыдущего дня. Ненавистный конденсат, вновь сделал свое мерзкое дело. В этот раз удалось спасти от тотального промокания верхнюю одежду, но вновь пострадал спальный мешок и ботинки! К моему большому огорчению влага добралась уже до внутренностей спальника и внутренностей ботинок. Но бывалые вновь меня успокоили, что это некритично! Возможно это и так, но из-за конденсата утреннее настроение каждый раз было, мягко говоря, не на высоте. Хотелось домой, в город, в квартиру, где тепло и сухо. Постыдные мысли слабого духа, они так и остались мыслями, не воплотившись в слова или поступки. Show must go on!

Ко всем «негараздам» добавилась совершенно неожиданная проблема с «мотором». Лосиный бег с неправильной терморегуляцией дал о себе знать тупой болью в груди и онемевшими фалангами пальцев руки. Некритично, но симптом не самый лучший для третьего дня похода.

Очередной день не изменил привычек команды быстро собираться и оперативно харчеваться. В лагере по прежнему доминировала госпожа Вальяжность Неспешная. И это было нехорошо, т.к. потерянный утром час наверстать потом было невозможно. Перемещаться по маршруту в темноте некомфортно и небезопасно, а нагнать упущенный час, как показывала практика - нереально.

 

Фото группы в белом шуме февральской вьюги 

Этот и последующий день не сулили покорения новых вершин. В программе маршрута только затяжные спуски и подъемы по хребту, чередующиеся относительно пологими участками. Таков Мармароский хребет – живописный и несложный. Но несложный он только летом, т.к. зимой глубокий снег делает его без наличия снегоступов настоящей полосой препятствия и стендом испытания духа. Снегоступы в нашей группе были только у меня, всем остальным пришлось мучиться. Но недолго. Во второй половине дня вышли на траверс безымянной вершины покрытой фирном (промежуточная стадия между снегом и льдом). Перемещаться по такому склону в снегоступах было почти невозможно, а без кошек нереально. Мне пришлось идти замыкающим, пользуясь набитыми следами-ступенями. Остроты ощущениям от перехода по траверсу, кроме уклона и фирна добавлял плотный туман со снегом, из-за которых совершенно не читалась глубина склона, а потому она казалось бесконечной.

Это препятствие в конечном итоге одолели без потерь и происшествий, не считая операции по спасению упавшей в туманное никуда перчатки. В качестве супермена-спасателя выступил Дмитрий, с ловкостью Спайдермена спустившийся в туманное никуда и так же ловко оттуда выскочивший, но уже со спасенной перчаткой.

Стрёмный траверс закончился, а вместе с ним и световой день подходил к концу. Подходящего для стоянки места еще не вырисовывалось. Встать лагерем удалось уже почти затемно. Палатки ставили в свете фонариков. Все как обычно. Из необычного только походный сортир, выкопанный чьими-то заботливыми руками, в глубине одинокого сугроба. Мелочь, но приятно и почти комфортно.

2015.24.02

Инопланетяне с маламутом: неожиданная встреча

Ни открытые окошки, ни полуоткрытые двери палатки, ни кипячение воды за пределами палатки не позволяли радикально решить проблему с обильным утренним конденсатом! Очевидно, проблема была внутри нас в прямом смысле слова. Наше дыхание было обильным и влажным. Из-за чего очередное утро вновь было холодным и влажным. Теперь влажным было уже всё: от носков до одежды и спальников. Вновь очень захотелось неожиданно проснуться дома в своей привычной среде обитания.

 

Утро после третей ночевки. Вид из палатки.

Из положительного утром, как всегда, был только вид «из окна». Такого дома не подают. Да и не в каждом отеле можно такое получить.

С целью сокращения времени на утренние сборы, было решено выходить без раннего завтрака, а сам завтрак устроить только спустя пару часов перехода. Сказано – сделано. Вместо утренней пробежки для набора аппетита - неспешное топтание по глубокому снегу. Меня вновь выручают снегоступы, но при этом своей бестолковой конструкцией они добивают мой правый ботинок. В нем уже отчетливо обозначилась протертая креплением дыра. Начинаю их тихо ненавидеть за громоздкую конструкцию, провальное по всем статьям крепление и фактически загубленную обувь.

На завтрак встали в живописной седловине на подступах к горе Стог, на местном наречии Стиг. Новый распорядок дня совершенно оправдывал себя, т.к. сокращалось время утренних сборов, а других негативных побочных эффектов не наблюдалось. Решено было использовать такую тактику и в дальнейшем.

На завтраке первый раз задумался и занялся проблемой терморегуляции, т.к. пришло понимание того факта, что регулярные перегревы организма методично добивают его и если ничего не сделать, до конца маршрута можно не дойти. С этого момента начал чередовать поддевать или скидывать лишний слой одежды. Лучше поздно, чем никогда.

После завтрака без приключений и происшествий миновали завершающую Мармарскую часть маршрута, гору Стог, а к полудню уже вышли на условную границу между двумя Карпатским хребтами: Мармароским и Черногорским. На этой символической границе имелись остатки символических забора и ворот. Возле них решено было сделать очередной привал, чтобы набраться сил и пользуясь прекрасной солнечной погодой просушить безнадежно мокрые палатки.

На границе двух хребтов: Мармароского и Черногорского.

Во время привала нас застала группа интуристов, которые, «окрыленные» модными снегоступами, бодрым шагом спускались с нашей следующей цели – горы Поп Иван Черногорский. Возглавлял группу очаровательный пёс-маламут по прозвищу Джамбо. Вся группа буквально писала от восторга, по очереди тиская собаку в своих объятиях. Пёс в долгу тоже не остался – описал нашу начавшую уже подсыхать палатку.  Справившись об особенностях предстоящего нам пути, мы расстались с группой интуристов в модных снегоступах. Высокие, подтянутые, в футуристических по сравнению с моими ортодоксальными, снегоступах, с небольшими рюкзаками и солнцезащитными масками – они больше всего мне напомнили инопланетян, а не иностранцев. Как инопланетяне стремительно появились откуда-то сверху. И как инопланетяне стремительно исчезли в никуда. И кроме всего, такие же загадочные, как инопланетяне – голландцы, изучающие украинский язык!

От проводника «инопланетян» мы узнали благую весть о том, что впереди нас ждет колыба с рабочей печью и основательным запасом дров. Этот факт зарядил нас желанием двигаться дальше лучше любого чая. Т.к. без желания добраться до заветной колыбы было непросто. Оставшаяся часть маршрута пролегала по местам с глубоким мокрым снегом. Каждый шаг по которому отнимал без преувеличения уйму сил.

Засветло дошли до заветной цели. Проводник не обманул. Домик был вполне добротный, как и запас дров при нем. Встали на постой. После трех ночевок в сырых и холодных палатках эта избушка с полуразвалившейся печью была для нас настоящим мультзвёздочным отелем. Тут можно было активно просушиться. Ходить в полный рост, а не ползать на коленках. В общем, наглядная иллюстрация китайской мудрости о том, что если хочешь сделать человека счастливым – отбери у него всё и верни ровно половину.

На вечернем совете решено было повторить утреннюю практику – встать пораньше и на пустой желудок уйти подальше, предпочтительно до самой вершины Поп Ивана Черногорского.

 

Вечер в колыбе накануне штурма Поп Ивана Черногорского. 

В этот день, на удивление, засыпал в комфортной избушке плохо, а спал вообще отвратительно. Возможно из-за того, что начавший шалить «мотор» не позволял спать на животе или левом боку, сводя все пригодные для сна позиции к двум вариантам: ненавистному «на спине» и более-менее комфортному «на правом боку».

 

2015.25.02

«Помогала» Деми Мур в роли солдата Джейн

Подъем был очень ранний – в 4 утра. Сборы быстрые. Это было моё первое утро, когда проснулся сухой и в сухом! Хоть не выспавшийся, зато довольный. За окном было еще темно, когда вышли на маршрут. К сожалению, наши надежды на хоть какой-то ночной мороз, который покроет мокрый глубокий снег коркой, не оправдались. Этот переход стал самым тяжелым из всех. Снегоступы я уже не рисковал одевать т.к. можно было полностью лишиться ботинка. Поэтому наравне со всеми проваливался по самое ой-ой-ой в снег. Уже через полчаса такого мучения казалось, что сил в организме не осталось. Но пара глубоких вздохов и вновь шаг вперед. И так много-много раз подряд.

 

Есть вторая вершина - Поп Иван Черногорский.

Каждый раз, проваливаясь в снег, думал, что следующий провал может стать последним – нога не выдержит, и связки лопнут, но обошлось. Непривычная физическая нагрузка разогревала организм и выпаривала  из него остатки влаги. Постоянно хотелось пить. Когда влага в организме закончилась, начал плавиться подкожный жир. Это состояние узнается по характерному противному запаху. В моменты, когда было совсем невыносим тяжело, вспоминал Деми Мур в ее образе солдата Джейн – чуть-чуть помогало.

На полпути к вершине Поп Ивана Черногорского «сдулся» Сергей (главный редактор в autoua.net). Физические силы в нем были, а вот моральные, похоже, закончились. Но потеря моральных не так страшна, как потеря физических. По моему опыту, их легко можно восстановить, если не правильными словами и интонацией, то тумаками – наверняка. В нашем случае все обошлось правильными словами и нужной интонацией. Старшему пришлось первый и последний раз за весь поход повысить голос.  Сережа встал и пошел.

 

Под защитой старой обсерватории. На вершине Поп Ивана Черногорского

После небольшой мотивационной беседы вышли на предгорье Поп Ивана в том же составе, что вышли утром из колыбы. Черногорский хребет начал показывать свой непростой норов. По мере ослабления видимости усиливался ветер. В таких непростых условиях начался штурм вершины. По ходу вспомнил непогоду, которая застала нас на Поп Иване Мармороском. В сравнении с текущими условиями восхождения – то было просто недоразумение с туманом. Настоящая непогода была тут. Боковые порывы ветра срывали со рта остатки кислорода, из-за этого приходилось дышать глубже и чаще.

Преодолевая один отрог за другим, я ждал, что вот-вот откроется вершина и стоящие на ней руины старой обсерватории. Но каждый раз, вместо контура долгожданного «Белого слона» открывался очередной отрог. В какой-то момент обнаружил, что остался один в матовой пустоте. Основная группа отстала, а Паша - Неутомимый скрылся уже где-то высоко за очередным выступом. Паника постучала в сознание со стороны подкорки. Слабый дух запаниковал на грани истерики. Организм ответил на это бурным залпом адреналина из всех надпочечников и ноги с удвоенной силой понесли тело вверх. Это был единственный способ не заблудиться в этих условиях, когда не видно не зги – все время идти только вверх. Вершина у горы одна и промахнуться нельзя. С этой мыслью я брел все выше и выше, надеясь, что сил все же хватит.

Контур старой обсерватории проявился только за 10-15 метров до нее, которые я преодолел, как мне показалось, в пару шагов. Появление «Белого слона» ошеломило не только визуально – своей громадой, но и акустически. С подветренной стороны обсерватории оказалось неожиданно тихо, не было слышно могучего рева ветра. Сил у меня почти не осталось, чего нельзя было сказать про Пашу, который, проявляя чудеса неутомимости, уже скакал вокруг остова здания, выискивая доступные входы и входы.

Через минут пять, а может десять, подтянулась полным составом (!) вся остальная группа. Как мне показалось, даже не уставшие. На несколько минут у обсерватории воцарилась праздничная атмосфера - все ликовали и радовались, а вокруг, тем временем, бушевала погодная стихия. Со стороны это выглядело очень сюрреалистично.

 

В поисках тропы на Дземброню.

Влажный ветер и мороз сделали с фотоаппаратом дурное – заморозили объектив и заблокировали его автофокус. Планы сделать десяток эпических кадров «Снежного слона» рухнули. Мозг, парализованный навалившимся со стороны мокрых ног холодом, не смог придумать выхода из сложившейся ситуации, а он был буквально на расстоянии вытянутой руки. В походной сумке, которую я таскал, как смиренный ишак все дни похода, еще оставалась пара запасных объективов. Сейчас, находясь в тепле и комфорте, осознавать эту оплошность и упущенную возможность, очень обидно. Тогда, благодаря погоде и пробивавшемуся сквозь непогоду солнцу, могло получиться много интересных кадров, но не сложилось.

После торжественной феерической части группа переместилась внутрь обсерватории, через еще оставшийся доступным лаз с наветренной стороны. Внутри были обнаружены даже элементарные следы удобств в виде стола и лежаков. Там мы организовали запоздалый прием пищи – завтрак, совмещенный с обедом. Там же было принято решение спускать Сережу в ближайшее село, на попечение спасателя Виталика, повторно вызванного из Ивано-Франковска.

Из сильных воспоминаний от пребывания в обсерватории осталось почему-то память о воде, хлюпающей в ботинках. И хоть она была там с самых первых часов подъема, но доставлять большие неудобства начала только тогда, когда прекратилось движение вверх. Отсюда вывод – вода в обуви это не только угроза  простуды и кровавых мозолей, но и хороший мотиватор для непрекращающегося движения.

Спуск, как и подъем, прошел в условиях ограниченной видимости. По непонятным причинам иногда приходилось вновь подыматься на какие-то отроги  или предгорья, прежде чем вышли на условленное место встречи с Виталиком - гору Смотрич. Оттуда спуск пошел уже более предсказуемо и однозначно – четко вниз. К сумеркам вышли на окраину села Дземброня.  К тому времени в груди уже достаточно продолжительно и неприятно болело, перегретый «мотор» все больше и больше давал о себе знать. С первыми звездами встали на постой у хозяйки в отдельном доме, с камином, кухней, сантехническими удобствами и диванами.

Желания подыматься завтра вновь на перевал через завалы мокрого снега не было абсолютно. Причиной тому были и накопившаяся усталость, и нежелание подвести группу в момент заключительного перехода, т.к. самочувствие оставляло желать лучшего. Подвох случился с той стороны, с которой я его совсем не ждал. Я был морально готов к простуде, или головной боли, вечной моей спутнице, но к сердцу никогда не было особых претензий. И тут такой неприятный нежданчик.

Этот день был для меня самым сложным и самым запоминающимся днём всего перехода. Отчасти, наверно, потому, что только в этот день я был морально готов к тому, что бы замерзнуть где-то на подступах к «Белому слону». Отчасти из-за длиннейших и удивительнейших переходов по глубокому мокрому снегу, в предгорьях Поп Ивана.

2015.26.02

Поход завершился на середине маршрута

Утром следующего дня, сытно и комфортно позавтракав в уютной кухне приветливой гуцульской хозяюшки, мы выехали в сторону Заросляка, чтобы группа могла продолжить свой внезапно прерванный маршрут от Говерлы к Петросу и закончить маршрут. Начало тропы в Заросляках выглядело более по-зимнему и более приветливо, в отличии от тропы у Дземброни. Шел пушистый снег. Ели были в белом. Лес - по-зимнему нарядным. На какое-то время я очень сильно пожалел, что вчера дал волю своему Слабому Духу и выпустил его наружу опрометчивыми словами. Утром следующего дня после здорового и комфортного сна вернулось чуть-чуть сил и уверенности в том, что я бы смог, но тупая боль в груди вернула с небес на землю. После того, как группа ушла вверх по тропе, мы с Сергеем отправились обживать  будущее место встречи – отель «Эдельвейс», где-то в Ясенях. Но это уже другая, совсем скучная и не такая запоминающаяся история.

 

Лес на околицы Заросляка у подножья Говерлы

Вместо заключения. Основные уроки и ошибки, которые я вынес по итогу, без приоритетов, просто в том порядке ,как они пришли в голову.

1. Критически подходить к оценке своих сил и возможностей, к тем испытаниям, которые еще не проходил.
2. Внимательно и очень внимательно прислушиваться к советам бывалых, ни в коем случае их не игнорировать.
3. Максимально минимизировать вес и количество всего, что берется в поход. Ни штучки, ни грамма лишнего.
4. Терморегуляция, терморегуляция и еще раз терморегуляция. Основа качественной терморегуляции – хорошая экипировка.
5. Не экономить на экипировке. Хорошая экипировка – это не только правильная терморегуляция, но и комфорт, здоровье, а главное успех всего мероприятия.