41257c5-dubilet-1
41257c5-dubilet-1

Дмитрий Дубилет: «В Украине куда не копни — плюс миллиард долларов в госбюджет»

Советник СБУ и сооснователь мобильного банка monobank рассказал о грядущих изменениях в стране и банке

Месяц назад одного из основателей мобильного банка monobank (розничный продукт АО «Универсал Банк») Дмитрия Дубилета назначили советником и.о. председателя СБУ. Он вошел в состав сразу нескольких рабочих групп по реформированию самых болезненных отраслей украинской экономики. UBR.ua узнал о текущих наработках.

Дмитрий, какие уже есть наработки в сотрудничестве с СБУ?

Есть три ключевых направления, по которым работаю в составе рабочих групп, чтобы побороть ключевые проблемы. Первая и главная проблема, на которой сейчас фокусируюсь — это рейдерство. В нашей стране творится какой-то жесткий сюр, когда можно переписать на себя чужой бизнес или недвижимость. Для этого государство практически не создало никаких преград. Наша группа работает над быстрыми решениями, которые можно внедрить.

Второе направление — это таможня. Считаю, что у Максима Нефедова (глава Таможенной службы) очень крутые перспективы, чтобы решить накопившееся проблемы. По некоторым проектам в составе рабочей группы тоже принимаю участие.

И третье направление, в котором мы только начинаем копать — это вопрос теневого алкоголя и сигарет. Тоже достаточно большая проблема для страны. Как социальная, так и с точки зрения потерь для бюджета.

РЕЙДЕРСТВО И НЕ ТОЛЬКО

Какие уже есть идеи по решению этих проблем?

Дальше всего мы продвинулись с темой рейдерства. Сейчас можно заплатить, условно, какому-нибудь сельскому регистратору, и он перепишет вашу квартиру или бизнес на кого угодно. Мы работаем над множеством отдельных направлений, которые можно относительно быстро и безболезненно внедрить, чтобы такие действия были практически невозможными.

Начнем с того, что граждане должны знать о том, что происходит какое-то регистрационное действие с их имуществом. Хотим создать систему, которая информировала бы человека об этом. Проект непростой, поскольку в Украине нет никаких нормальных реестров, в которых были бы контактные данные граждан, но пытаемся найти нестандартные подходы.

Например, один из них, — попробовать интегрироваться с Бюро кредитных историй. У банков обычно есть актуальные контактные данные большого количества граждан. Через интеграцию с ними попробуем уведомлять людей о том, что что-то происходит с их недвижимостью или бизнесом.

Рейдерские схемы в Украине сменили бенефициаров

Есть планы внедрить возможность остановки такого регистрационного действия, чтобы потом не ходить годами по судам, возвращая украденное.

Как планируется информировать людей о регистрационных действиях с их имуществом?

Сообщение должно приходить хотя бы на телефон или мессенджер. При чем, даже если человек не подписывался на такую услугу, все равно должна быть возможность где-то достать его телефон и отправить сообщение.

Информированием граждан дело не ограничится?

Сейчас происходит перезагрузка антирейдерской комиссии при Минюсте. Это единственный орган, который может достаточно быстро «откатывать» такие явно мошеннические действия. Еще мы пытаемся добиться, чтобы людям стало намного легче обращаться к этой комиссии, взывать о помощи. До последнего времени много поступающих туда заявок, просто отклоняли по каким-то формальным причинам.

В целом, мы себе выписали 15-20 ключевых направлений. Их можно разбить на три ключевых блока.

Первый: там, где не нужно менять никакой нормативки для уменьшения мошенничества. То, что на уровне ТЗ, на уровне программного обеспечения, на уровне доступов или правильных интерфейсов.

Второе: там, где нужно поменять нормативку на уровне распоряжений министерства или Кабмина. Этот путь более долгий, поскольку заняться этим можно будет в сентябре, когда будет новый Кабмин. Он позволит еще дальше продвинуться.

И третий блок, самый главный: ряд законов, которые надо изменить, чтобы сделать жизнь рейдеров гораздо сложнее.

Еще более сложный вопрос касается реформы судебной системы. Часто такие вопросы упираются в суды, которые принимают решения не всегда так профессионально и беспристрастно, как хотелось бы. Но это уже находится вне фокуса нашей рабочей группы.

ТАМОЖНЯ И ЛЕВЫЙ СПИРТ

Что может меняться в работе Гостаможслужбы?

По Таможне пока сложно говорить о чем-то конкретном. Но в целом идея простая: с одной стороны, добиться того, чтобы был правильный кадровый состав. А другой — диджитализировать все и вся. Есть разные подходы, как можно все реформировать. Есть подход, при котором мы, в текущей архитектуре, внедряем IT-решения на лево и направо, и добиваемся минимизации человеческого фактора.

Еще один подход, который практикуется во многих странах, когда таможня не контролирует поголовно все перевозки, а лицензирует компании, которые это делают, и следит уже за ними. За брокерами. Это как НБУ, он же не открывает счета каждому гражданину, он дает лицензии банкам и контролирует, чтобы они все делали по правилам.

Такой подход мне нравится, но это все еще на стадии разработки. Позже станет ясно, по какому именно пути пойдем. Очевидно, что таможне надо меняться, потому что бюджет теряет гигантские деньги, много коррупции и бизнеса, который останавливается из-за нее.

По третьей сфере что можете рассказать?

Тут на самом деле все понятно. Нужна политическая воля. Раньше ее не было. Сейчас, чувствую, что она есть. Уверен, что все будет в порядке. Если говорить о теневом алкоголе, то есть порядка 40 предприятий Укрспирта, на которые приходится 90% всего теневого спирта, который идет по стране и который порождает всю эту алкогольную безакцизную продукцию.

Это и риск для здоровья граждан, и большие деньги, которые не попадают в бюджет. Причем суммы сопоставимы с теми, что мы получаем от МВФ и других партнеров в обмен на болезненные реформы.

На старте задача минимум — научиться контролировать эти 40 предприятий Укрспирта, чтобы они не выдавали спирт мимо кассы. По какому пути пойти — тоже пока вопрос. Приватизировать их, чтобы частный бизнес за этим следил. Или же сначала внедрить какие-то методы контроля, а потом уже приватизировать.

Ставите ли сроки по реализации этих инициатив?

По второму и третьему блоку пока не ставлю никаких сроков и KPI. По рейдерству наша рабочая группа ставит задачу до конца этого года добиться того, чтобы процентов на 80-90 случаев рейдерства было меньше. Для нормального развития бизнеса в нашей стране и роста инвестиций — это очень важный аспект.

НАЦБАНК И НОВЫЕ НАЗНАЧЕНИЯ

Поступали ли предложения от НБУ? Формируются ли там новые рабочие группы по решению текущих проблем?

Нет. Пока что с Нацбанком особо не взаимодействуем по госпроектам. Конечно, мы, как monobank, пересекаемся с ними преимущественно в области технологий. Один из основных проектов был BankID. Это тот проект, который был мной инициирован в 2015 году и с тех пор получил достаточно интересное развитие.

Нацбанк утвердил секретным документом огромные штрафы за валютные нарушения

Правда, к сожалению, в итоге получилось, что у нас в стране две системы BankiD. Надеюсь, НБУ сможет их таки объединить в одну. Периодически с коллегами из Нацбанка обсуждаем какие-то точки взаимодействия. Но, чтобы я как-то сильно погрузился в эти проекты — так нет.

По рынку ходят слухи, что вашего отца (Александр Дубилет, экс-глава правления Приватбанка) вскоре могут пригласить на работу в Национальный банк — председателем правления. Вам было бы интересно последовать за ним?

В Нацбанке себя точно не вижу. На счет того, что отца приглашают в НБУ, то этих слухов, честно говоря, даже не слышал. Хотя если бы мой отец вдруг согласился на такое продолжение своей карьеры, государство, от этого сильно выиграло бы.

А что, по вашему мнению, нужно было бы усовершенствовать в Нацбанке?

Много чего. Слишком много вещей в законодательстве, в регуляторном поле, которые существуют еще с прошлого столетия. Самое простое то, что у нас до сих пор требуется подпись бумажного документа для открытия счета, со сканами документов, подписью «копия верна» и т.д.

Это удорожает процесс открытия счета гражданам. Если бы Нацбанк здесь дерегулировал, привел бы это к европейским стандартам, то было проще, удешевило бы обслуживание граждан, и банкам облегчило их развитие. Это как пример, которых можно найти десятки.

MONOBANK И ПОХОД В ЕВРОПУ

Как ваша новая роль госреформатора коррелируется с работой в monobank?

Это две параллельные не пересекающиеся работы. Сейчас очень крутая атмосфера в стране, у нас есть исторический шанс сделать рывок. Когда предложили стать частью этого в качестве волонтера, я с удовольствием согласился. Пытаюсь объединять это со своей основной работой, с бизнесом. Эти работы никак не пересекаются. Разве что, с точки зрения аналогий.

Например, борьба с рейдерством очень похожа на ту, которую банки ведут против мошенников. Как мы следим, чтобы у наших клиентов не украли деньги или чтобы платежи с их счета не делали. Точно также здесь очень похожи некоторые подходы, чтобы у них не крали имущество. Но на этом аналогии, пожалуй, заканчиваются.

Планируете ли привлекать западных инвесторов в monobank?

Пока не планируем. Периодически такие предложения поступают, но мы не видим причин, чтобы кого-то еще приглашать в бизнес, поскольку сейчас это прибыльный проект. Он стремительно растет, окупается.

Не так давно вы получили финансовую лицензию от британского регулятора. На каком этапе находится запуск в Великобритании?

Запускаемся в августе в альфа режиме. Пока выпустим карточки только нашим сотрудникам и друзьям. Надеюсь, в сентябре откроемся в бета-версии и будем пытаться повторять путь monobank в Украине.

А почему именно Великобритания?

Вообще амбиции глобальные. После Британии надеемся пойти в Европу. Оттуда еще посмотрим, куда пойдем. Но с Британии легче всего было начинать. И с культурной точки зрения, с языковой, с инфраструктурной, и легче всего было получить лицензию, чем в других странах. Это не полноценная банковская лицензия, а «облегченная». Так называемая e-money и consumer credit. Получали ее на протяжении года. Первые карточки уже работают. В Британии наша компания называется Koto. Под этим брендом мы будем развиваться по Европе.

Планируются ли к запуску новые фишки для украинских клиентов?

Украинская и британская история с точки зрения функционала достаточно разные. Они не так сильно пересекаются. Есть фишки, которые мы делали для Британии, и видим, что для Украины они тоже будут актуальны, и наоборот. Но в Британии у нас более нишевая история — это чисто кредитный продукт. Причем не для всех, а только для конкретной ниши на этом рынке.

В платежные терминалы начали пихать картон и получать деньги

Что касается Украины, надеюсь очень скоро сможем запустить дебетные карты, карты для СПД, зарплатные проекты. Это планы на этот и 2020 год. А если говорить о самом приложении, то каждые две недели у нас выходит какое-то обновление, которые делают пользование более приятным и удобным.

На кого будут рассчитаны ваши зарплатные проекты?

не вижу, что у нас будут очень крупные клиенты. Во-первых, мы есть только в смартфонах. Не так много компаний решатся принудительно переводить своих работников на зарплатный проект в смартфоне. Потом в нашей стране все еще есть такое явление, как зарплатное рабство, в отличии от Европы, где бухгалтеру все равно какой у тебя банк. Ты ему просто даешь свой IBAN для перечисления зарплаты.

Какие еще есть идеи на будущее в работе с госсектором?

На сегодня проектов достаточно. Но в Украине куда не копни — плюс миллиард долларов в бюджет, условно говоря, если там навести порядок. Надеюсь, у нашего государства на все хватит рук. Тот же игорный бизнес. Или агробизнес, где сейчас половина зерна собирается в черную и проходит мимо бюджета и экспортируется. Очень много тем, которыми если заняться, то Украине не понадобятся никакие внешние займы.

Денис Вергун

 

Loading...